Очень надеюсь, что этот-следующий год станет последним годом мэрства Лужкова, и он понесет заслуженную ответственность за все, что сделал с Москвой.

Москва в результате правления Лужкова превратилась в изуродованный, кошмарный город, жить в котором у нормального человека нет ни возможности, ни желания.

Вообще, Москва — это xомут, висящий на шее России, но верно и то, что и Россия — это xомут, висящий на шее Москвы.

Необходимо разорвать этот порочный круг. Как? Попробуем немного поразмышлять об этом.

1. Новая столица

России нужна новая столица — это все более очевидный для думающих людей факт. Москва больше уже не может быть таковой по трем причинам: этно-демографическим, историко-географическим и медицинско-экологическим.

Во-первых, это нерусский город, в котором титульная нация по объективным и субъективным причинам с каждым годом вытесняется иммигрантами. Иметь такой город в качестве столицы страны, национального государства — это признание обреченности титульной нации, т.е. фактически смертный приговор ей с отложенным исполнением.

Во-вторых, Москва олицетворяет собой изживший себя и ставший вредоносным геополитический паттерн, предполагающий несамодостаточность России в ее нынешних границах и навязчивую идею возрождения в том или ином виде Советского Союза.

В-третьих, это город, где живут крайне нездоровые, озлобленные люди, вся энергетика которого представляет собой словно единый сгусток негатива. Страна с такой столицей не имеет будущего.

России нужна новая столица, причем, лучше всего не переносить ее в один из существующих городов, а построить ее заново, как это было в свое время с Санкт-Петербургом.

Где? Лучше всего это сделать в Южной Сибири. В Сибири потому, что это геополитическое средоточие Великороссии и только перенеся столицу туда, мы сможем обрести политический центр, благодаря которому сможет состояться здоровое национальное государство. А в Южной потому, что в этих краях (на широте Омска, например) вполне здоровый климат, опровергающий, что в такую столицу никто не поедет и не сможет в ней жить.

Новая столица изначально должна создаваться не как гигантский мегаполис-муравейник — аналог изуродованной Москвы, но как компактный национальный административный центр. За образец в каком-то смысле вполне можно взять Вашингтон, а стилистика нового политического центра России должна быть выдержана не в духе Кремля или Зимнего дворца, но скорее в духе стамбульского Топкапи.

Новая столица должна быть максимально компактным, но вместе с тем экологичным и просторным городом. Численность населения в момент закладки должна расчитываться на 300 тысяч человек — для административного средоточия страны и обслуживающей его инфраструктуры этого вполне хватит. Сразу необходимо резервировать возможности роста еще на 200 тысяч человек, но этим количеством численность ее населения желательно ограничить, причем, ни при каких обстоятельствах эта цифра не должна превысить миллион человек. Больше того, я бы ввел непреложный закон, в соответствии с которым при превышении населением города численности в миллион человек столичные функции с него автоматически снимаются.

Подобный подход автоматически задаст рамки и новой административной модели, в которой методологически — техника изначально ограничена экологией, а практически — основные административные функции перенесены в регионы.

Новая столица России должна быть закрытым русским городом. Нет, никаких специальных ограничений, тем более, расовых цензов, упаси Бог, вводить не нужно. Просто изначально она должна создаваться так, чтобы жить в ней могло крайне ограниченное количество людей, решающих возложенные на них задачи. Это служащие, а также лица, занятые в коммунальном хозяйстве, сфере услуг и т.п.

Обеспечить это абсолютно реально. Просто нужно, чтобы жилья в ней строилось ровно столько, сколько необходимо для этих людей и именно для них. Чтобы в коммунальные службы нанимались на работу русские рабочие, а не среднеазиатские гастарбайтеры. Чтобы арендные площади предоставлялись русским же предпринимателям, и так далее. В Москве бы это уже не помогло, да и не возможно, а вот в новом городе, создающемся с чистого листа, это абсолютно реально.

Здесь надо уточнить, что, естественно, и речи не идет о расовых законах, проверке генеалогий, измерении черепов и т.п. Жить в новой столице могут отдельные представители самых разных национальностей, но только те из них, кто являются русскими служащими, а не представителями диаспор. Диаспор и землячеств в этом городе быть не должно, для них в нем просто не будет места.

Единственное исключение, быть может, и именно из политических и геополитических соображений я бы сделал для татарской общины.  Поясню свою мысль — урало-сибирский разворот России предполагает необходимость решения татарского вопроса, т.е. устранения каких бы то ни было предпосылок, могущих позволить разыграть «татарскую карту» в ущерб цельности новой конструкции государства. Так как татары исторически и компактно проживают не только в Татарстане, но и на многочисленных территориях Поволжья, Урала и Сибири, являясь вторым по численности после русских народом не только в России, но и особенно здесь, вопрос их успешной интеграции в обновленный национально-государственный организм России и устранения причин для сепаратизма имеет стратегический характер. Казань как центр Татарстана в этом смысле хотя и представляет собой необходимого партнера нового центра, но в качестве общетатарского национального центра для России ненадежна. Поэтому, как вариант, в рамках новой столицы я бы создал татарский пригород или район, стремясь перенести в него функции центра татарских территорий и общин вне Татарстана, уравновешивая им Казань и стремясь максимально оттеснить им ее в татарском самосознании.

Однако с татарами или без них, возвращаясь к проблеме структуры населения новой столицы, нужно сказать следующее. В основе люди здесь должны жить только до тех пор, пока они будут здесь работать, а именно служить государству. Соответственно, большая часть жилого фонда должна находится в государственной собственности и передаваться в качестве служебных квартир семьям служащих только на период исполнения ими своих обязанностей. Соответственно, после выхода на пенсию они должны покидать эти служебные квартиры и уезжать из столицы.

Куда? Этот вопрос я поднимал в некоторых предыдущих своих текстах. Служивое сословие России фактически должно стать новым дворянством, а это значит, что в обмен на свою службу такие люди должны получать земельные угодья для строительства родовых поместий. Не в собственность, а в пожизненное и наследуемое — при условии продолжения потомками несения службы — владение.

Принцип очень прост. Пока несешь службу, например, в столице — живешь на служебной квартире, ездишь на служебной машине и т.п. Но при этом знаешь, что после службы не будешь выброшен на улицу, следовательно, не должен за это время успеть нахапать так, чтобы обеспечить себе достойную старость и будущее детям и внукам. Нет, отслужив определенный срок, ты уже получаешь земельный участок, а по итогам каждого последующего года службы — средства для строительства и обустройства родового поместья. После выхода в отставку с полным правом отправляешься жить в родовую усадьбу, получая от государства достойную пенсию, вариант — подъемные для ведения сельского хозяйства на своей усадьбе.

Итак, после выхода в отставку служащие должны покидать столицу и отправляться в свои родовые поместья, специально разбросанные по всей стране — чтобы во время службы у них больший стимул заботиться о развитии и благоустройстве всей ее территории, а не только столицы, которую им придется покинуть.

Такой подход к формированию населения столичного города должен создать в нем особую атмосферу — аскетизма и подвижности, сочетающихся с фундаментальностью и аристократизмом.

Ну, а о том, что нужно делать с нынешней Москвой, даст Бог, мы расскажем в следующий раз.

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*