Крупные исламские сайты России после некоторого периода политики блокады вокруг нас начали освещать, причем, положительно деятельность «Мурабитун» и НОРМ. Я особенно приветствую вчерашнюю публикацию, посвященную золотому динару, и надеюсь, что она станет началом более широкого освещения этой темы в российских исламских СМИ. Со своей стороны я хочу сказать, что я человек незлопамятный, могу ошибаться сам и прощаю другим почти все кроме откровенной подлости и предательства. Последнего в наших отношениях с ихвановскими сайтами не было, т.к. мы никогда не были, скажем так, вполне своими, была острая полемика, возможно, не всегда корректная, выявившая разницу методологии сторон, но сейчас, когда каждый уже утвердился в своей нише, я считаю, что эти различия не должны препятствовать сотрудничеству мусульман в том благом, что касается всей Уммы.

Наиболее принципиальным разногласием между нами остается отношение к шиитскому вопросу, и я подтверждаю, что мы не будем участвовать в любых объединениях и коалициях исламских организаций, в которые не будет закрыта дорога шиитам. Однако сотрудничать в благом, особенно в том, что касается возрождения Исламского Муамалята, мы готовы со всеми, кто хочет работать на этом поприще, отодвигая в сторону существующие разногласия.

Скажу больше — именно в связи с тем, что проблематика золота, инша Аллах, будет неизбежно приобретать все более и более приоритетное значение во всем мире, я думаю, что мы станем свидетелями новых конфигураций взаимодействия и конфронтаций в исламской среде, в которых разделительная линия будет проходить уже не по столь привычным границам.

Например, прошлогодний визит Умара-паши Вадильо в Казахстан разделил людей не на традиционалистов и салафитов или мазхабников или безмазхабников, а на тех, кто искренне хочет подлинного возрождения Ислама, и тех, кому оно глубоко претит. Так, выступления Умара-паши вызвали фурор у сотен, если не тысяч простых мусульман, среди которых были и ханафиты-матуридиты, и салафиты-ихвановцы, но сделали его врагом т.н. «элиты», лоббирующей исламский банкинг. И я думаю, что и в России в близжайшие годы мы будем наблюдать нечто похожее — все искренние патриоты Ислама, будь то мурабитуновцы, ихвановцы или другие, будут искать пути взаимодействия по проблемам, касающимся всей Уммы, тогда как люди, боящиеся и не хотящие возрождения и усиления Ислама, будут делать все, чтобы препятствовать этому.

Одной из ключевых тем этого противостояния будет отношение к золотому динару, т.к. уже сейчас лоббисты «исламского банкинга» активно пытаются порочить его в Казахстане, и начинают — пока закулисно — делать это в России.

В этой связи я хочу прояснить наше отношение к мусульманам, вовлеченным в проекты «исламского банкинга«. На самом деле, таковые делятся для нас на две категории.

Первая — это бизнесмены-практики, которые занимаются реальным бизнесом, и при этом обладают достаточными искренностью и интеллектом, чтобы понимать его порочность, с точки зрения Ислама. Как раз таких людей, кстати, немало, и в обсуждениях золотого динара они чаще всего поддерживают его, единственное, оговариваясь в том духе, что «не все сразу» и «дайте нам время встать на ноги» и т.п. Мы не ведем борьбу против таких людей, равно как мы не ведем борьбу против мусульманских бизнесменов, которые владеют классическими банками, казино или ресторанами, в которых торгуют спиртным. Мы говорим им — изучайте свою религию, просите Аллаха помиловать вас и наставить на прямой путь, и делайте все возможное, чтобы очистить свое имущество — «Аллах Прощающий, Милосердный«.

Вторая — это не столько практики, сколько теоретики и идеологи, пропагандирующие т.н. «исламские финансы» и «исламский банкинг» как их составляющую. Претензия к этим людям заключается не в том, что они пытаются оправдать тех, кто занимается харамом, т.к. последние чаще всего в этом не нуждаются. Претензия заключается в том, что они пытаются «исламизировать» этот харам, искажая тем самым саму суть Исламского Муамалята, т.е. социального паттерна Ислама.

И опять же, среди последних есть искренние мусульмане, которые усердствуют ради Аллаха и которые готовы признавать свои ошибки и принимать Истину. И есть лицемеры, сердца которых запечатал Аллах, которые идут на любые подлоги, фальсификации и подлости для того, чтобы отвергнуть Истину самим и опорочить ее в глазах других.

Что касается самой темы «исламских финансов», то на протяжении многих десятилетий «Мурабитун» говорил и говорит, что те, кто пытаются развивать те или иные существующие финансовые и инвестиционные проекты и институты под видом исламских контрактов, строят свой дом на песке. Ибо «исламский банкинг» порочен не по причине фальсификации тех или иных контрактов, а по причине порочности самих «бумажных денег» и его включенности в индустрию торговли ими. Так как, если ты продаешь свинину или водку, можно делать это по сколь угодно строгим исламским контрактам, но сама суть этого бизнеса не перестанет быть харамом, каковой она и является в бизнесе по продаже ростовщических кредитных билетов («бумажных денег»).

Поэтому наша задача — теоретически и практически — открывать людям глаза не на природу тех или иных контрактов в рамках «исламского банкинга», а на природу самих «бумажных денег» и бизнеса по торговле ими и предлагать практическую альтернативу именно в этой части.

Я предлагаю всем Исламским СМИ в России (и не только в ней) начать обсуждение проблемы «бумажных денег» как основы существующей финансово-политической системы и проекта золотого динара как альтернативы им. Это корень проблемы. И я предлагаю всем Исламским СМИ при освещении экономических аспектов Ислама отдать безусловный приоритет этой проблеме и лоббированию этого проекта над проблемой и проектами т.н. «исламских финансов» по следующим причинам:

1. Практичность

Лоббисты т.н. «исламского банкинга» пытаются представить себя в качестве умудренных жизнью практиков, а сторонников золотого динара как мечтателей-утопистов. На самом же деле, практика показывает, что за последние четыре года большинство финансовых рынков пережили обвал и не было почти ни одной отрасли экономики, инвестиции в которую были бы защищены от колебаний на этих рынках. В то же самое время цена на золото выросла на 400% и, по оценкам серьезных аналитиков, в ближайшие 10 лет она вырастет от 10 до 30 раз (!). Т.е. доходность инвестиций в золото сопоставима с дерривативами при том, что оно защищено от их рисков, и политика крупнейших мировых держав вроде КНР по скупке золота на мировых рынках лишний раз иллюстрирует это.

То есть, инвестиции в золото практичнее, чем инвестиции в любой из финансовых рынков и практически любую отрасль экономики.

2. Доступность

Тема «исламского банкинга», которой уделяют такое внимание многие Исламские СМИ, является абсолютно недоступной для подавляющего большинства мусульман. Любой, кто практически сталкивался с регулированием и деятельностью финансового рынка в России, прекрасно отдает себе отчет в том, что даже если завтра будут устранены все препятствия для деятельности «исламских банков» в России, в условиях массового банкротства банков в России, при самом благоприятном исходе количество «исламских банков» в России можно будет пересчитать по пальцам одной руки. Один-два банка на общероссийском уровне и еще парочка в мусульманских республиках вроде Татарстана и Чечни — вот и все перспективы этого бизнеса на практике. При том, что любому мыслящему человеку очевидно, что источником их дохода будет не привлечение вкладов мусульман, но обслуживание правительственных контрактов с теми или иным арабскими инвесторами.

Развитие же системы «Вакаля» предполагает возможность открытия по России сотен, а то и тысяч независимых коммерческих пунктов, а также вовлечение в бизнес по инвестированию в золото вкладов десятков тысяч мусульман и не только их.

3. Социальный смысл

Вся философия «исламского банкинга» в своей основе имеет идею адаптации мусульманского бизнеса в существующую капиталистическую систему. А это значит, что когда эта система рухнет, что рано или поздно произойдет, и на руках у миллионов людей, включая вкладчиков «исламских банков», останутся доллары, по которым США объявят дефолт, «исламские финансы» будут нести солидарную ответственность за коллапс этой системы наряду с ней самой.

Проект возрождения золотого динара, напротив, формулирует практическую альтернативу существующей системе, влечет за собой развитие и других аспектов Исламского Муамалята — открытых рынков, гильдий, кооперативов, закята и т.д.

4. Роль заложника и роль победителя

При самом оптимистическом сценарии при своих стараниях игроки рынка т.н. «исламских финансов» обречены остаться периферией рынка «классических финансов». «Исламские финансисты» будут вкладывать деньги в те же системно обреченные проекты, что и западные инвесторы, усложняя схемы инвестиций, при том, что стратегически мыслящие западные капиталисты уже выводят свои инвестиции в землю с/х назначения и золото — два актива, которые будут иметь реальную цену при коллапсе существующей системы.

В случае с золотым динаром мусульмане сумеют не просто обозначить себя как параллельный центр силы на уровне общин, но и будут способствовать тем самым формированию нового курса на уровне всего Исламского мира, в первую очередь, в таких его центрах как Малайзия, Индонезия и Турция. Только это позволит Исламскому миру в грядущей экономической войне поменять роль заложника капитализма, в которого его превращают Арабские режимы, продающие нефть за доллары, на роль победителя, могущего вступить в схватку с грядущим экономическим лидером мира — Китаем.

5. Ислам

Наконец, мы вынуждены обратиться к разговору, который пытались отложить, но от которого нам все равно не уйти. Т.н. «исламские финансы» в итоге продуцируют логику, имеющую неисламскую основу. Это логика отдачи финансового суверенитета центральным банкам, политического — парламентам и плутократии и при этом управления мусульманами клерикалами.

Неудивительно, что в этой среде вы найдете такие, казалось бы, несовместимые силы как крайние модернисты и якобы крайние традиционалисты. И если с первыми все понятно, то надо внести ясность и в отношении ко вторым — кристально ясно, что их неприязнь к золотому динару — это неприязнь к взимаемому закяту, а неприязнь к взимаемому закяту — это ненависть амирату и баяту, в основе которой лежит желание управлять мусульманами на шиитский манер — посредством улемов. Эти люди могут сколько угодно бить себя кулаками в грудь и кричать, что они «ахлу сунна», но на самом деле они — шииты, ожидающие имама Махди и считающие, что до него не должно быть ни амиров, ни взимаемого закята, ни джихада, ни халифата, в силу чего им будет легче согласиться с властью парламентов и конституций модернистов, чем с открытым волевым правлением Амира и Халифа. Они будут искать какие угодно предлоги для своей ненависти к динару и амирству — от никаба до музыки и сигар, но в итоге надо знать, что главная причина заключается в том, что они шииты, боящиеся возрождения Амирата и Халифата.

Напротив, из золотого динара вытекает открытый исламский взгляд на общество и политику, так как возрождение динара будет, инша Аллах, первым шагом к возрождению взимаемого закята, а оно в свою очередь будет означать возрождение Амирства, Дар уль Ислама и в конечном счете Халифата. Этого как огня боятся и «исламские демократы», и шиитоподобные «традиционалисты», позиции которых по этому вопросу совпадают.

Итого

Выбор прост и очевиден — поддерживать дело, основанное на Шариате, открытое для множества мусульман и способствующее социальному и политическому возрождению Ислама, или кулуарный проект, стратегически обреченный, коммерчески нерентабельный и способствующий консервации положения мусульман как заложников и жертв существующей системы?

Определитесь, братья-мусульмане, и мы готовы протянуть вам руку сотрудничества в благом.

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*