Несмотря на то, что и НОРМ, и Азатлык в настоящее время не рассматриваются как значимые политические величины, принятый нами Меморандум о взаимопонимании, как видится, обозначил важную идеологическую тенденцию для постсоветского и восточноевропейского пространства.

Заявив, что «мы рассматриваем себя как часть единого фронта здоровых национальных, религиозных и гражданских сил в борьбе против сворачивания федерализма, попрания свободы слова, собраний и политической деятельности, преследования верующих и инакомыслящих«, то есть, по сути, широкого гражданско-освободительного фронта, стороны одновременно с этим посчитали необходимым обозначить свою принципиальную позицию по ряду вопросов, которая их из этого фронта выделяет.

Так, стороны в одно и то же время выступили как против московско-кремлевского шовинизма, так и против «воинствующего либерализма, пропагандирующего отказ людей от религиозной, национальной, расовой и даже половой идентичности, всеобщее смешение, разрушение семьи, равенство традиционных ценностей с извращениями» и, что немаловажно, откровенно высказались по поводу «паразитирования на коренных народах Евразии чужеродной паразитической химерой, живущей по принципу «разделяй и властвуй»».

Таким образом, ситуацию в этом отношении можно считать во многом аналогичной украинской.

В Украине так же сине-белой неосоветской банде противостоит широкая коалиция гражданских сил в спектре идеологий от либеральных до социал-демократических, с приставкой национал- и без нее. Однако в качестве если и не ядра (пока), то наиболее мощной и агрессивной колоны этого фронта выделяется объединение «Свобода», стоящее на гораздо более жестких и нелицеприятных для союзников по оппозиции позициях.

Так, свободовцы и не думают прикидываться национал-демократами, иронически помарщиваясь от этого термина, и заявляя о себе как о радикальных украинских националистах, открыто наследующих идеям Социал-Националистической Партии Украины, а до нее — ОУН-УПА.

«Свобода» не скрывает ни своей приверженности этническому национализму вместо стыдливого гражданского национализма национал-демократов, ни своей приверженности социал-национализму, отказываясь быть «правой партией», опять же, в отличие от национал-демократов.

«Свобода» есть объединение национал-революционное, наследующее принципам партий Третьего пути XX века, а не новомодным среди современных правых принципам толерастии, и в этом смысле, как и в случае с родственным ей венгерским «Йоббиком», совершенно закономерно и ее нелицеприятное отношение к той же «химере», и беспокойство депутатов Кнессета в связи с растущим антисемитизмом из-за их успехов.

А теперь вернемся к нашей ситуации. Как и долгое время в Украине (до прорыва ВО «Свобода» на последних выборах) в России руководство гражданско-освободительным движением находится либо в липких руках рукопожатой общественности, либо в дряблых руках пляшущих под их дудку национал-демократов.

Результаты, что называется, налицо. Как и растущее понимание того, что единственная альтернатива обанкротившимся московским евреям может придти из регионов и войти в Москву примерно так же, как сирийская оппозиция сегодня входит в Дамаск. Однако и в этих условиях находятся отдельные регионалисты, которые спешат откреститься от плохих этнократов, считая, что они сумеют найти в регионах какое-то стерильное гражданско-регионалистское движение, которое устроит рукопожатых.

Опыт украинской «Свободы» наглядно демонстрирует, что ставка на это — гиблое дело. Силы сопротивления на постколониальном пространстве должны идти своим — третьим путем, между сциллой московского шовинизма во всех его проявлениях, и харибдой еврейского либерализма, пытающегося наложить свои липкие руки на сопротивление народов Восточной Европы и Северной Евразии.

Национальные, социальные и консервативные потребности и ориентиры, необходимые их землям и народам, ставит во главу угла татарский «Азатлык», ставят башкирские националисты вроде Айрата Дильмухаметова, движения чувашей, эрзян, коми, ставят нарождающиеся русские освободительные движения, такие как Сибирский Державный Союз или кубанские автономисты.

Это не значит, впрочем, что должны быть закрыты пути для взаимодействия с этими силами других крыльев оппозиции: левой или либеральной. Это значит лишь то, что, как и в Украине наиболее последовательные силы сопротивления (а таковыми можно считать лишь тех, кто твердо и сознательно стоит на антиколониалистских позициях, будь то в экономическом или геополитическом отношениях) должны взять инициативу в свои руки и заставить тусовку (ибо все эти левые и либералы не более, чем тусовка) считаться с исторически-решающими и коренными силами и интересами своих народов.

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*