Ятаган — является единственной формой диалога об акыде, усуле и суфизме. Принцип прост – не лезь в то, во что не можешь вникнуть. Иначе убьет, причем, в прямом смысле. Отсечение головы Абдуллаху ибн Сауду в 1818 году является единственным приемлемым форматом теологического спора о суфизме. Без наличия таких возможностей вести другие споры об этом я не вижу смысла.

Шейх Абдулькадыр ас-Суфи, храни его Бог, сказал в Кейптауне, что в мазхабе салафов Медины мы не признаем «алимов». Мы признаем факихов, мутакалимов, муфасиров, мухадисов, наконец, тарикатских шейхов. Мы не признаем смешения. Мы не признаем подмену фикха хадисом. Разговоры о «далилях» в среде мукалидов должны быть пресечены. Хукм и фетва являются единственным «далилем» для него. Несогласным — ятаган.

Мухаммад Махатхир сказал на конференции в Стамбуле очень важную вещь. Для верующего не является фард-айном быть ученым. Фард-айн для верующего иметь минимум знаний, необходимых для имана и ибадата, а также для деятельности, которую он ведет. Специализация и устранение всезнаек – первейшие задачи Реставрации. Пироги печи пирожник, сапоги точи сапожник. Jedem das seinе. Факих определяет рамки. Амир принимает решения. На их страже стоит ятаган.

Адольф Гитлер писал о вреде загрузки мозгов школьников массой ненужной информации. Александр Севастьянов писал в одной из своих работ, что корнем проблемы массовой трудовой иммиграции является обязательное общее образование. В итоге массы людей, которые способны лишь мести улицы и чистить унитазы, возомнили себя интеллигенцией, которая чурается нужной для общества работы. Школа должна давать лишь самые общие и необходимые знания, а главное – воспитывать убеждения и принципы у детей. После – одни идут мести улицы и торговать пирожками, другие продолжают специализированное образование по будущей профессии. Желающие большего должны быть готовы встать на тернистый путь обретения знаний, субординации и дисциплины.

Бенито Муссолини в здоровом обустройстве национального организма продвинулся дальше Гитлера. Политическая концепция корпоративного государства Фашизма в большей степени соответствует принципам Средневековья, чем Национал-Социалистическая концепция партийного государства. В однопартийном государстве всеобщее обпартиивание является лишь разновидностью плебейской демократизации. Централизм и принцип фюрерства являют собой лишь номинальную иерархию в условиях, когда отсутствуют перегородки между социальными этажами. Лишь в идее Орденского государства СС эта проблема могла иметь традиционалистское решение, но с неизбежным выходом за рамки НС-проекта. Итальянский корпоратизм нес в себе предпосылки возрождения сословности и восстановления надежных преград внутри общества. Орден вместо партии и сословность вместо социализма дают искомую политическую конструкцию идеального Фашизма.

Карл Шмитт называл критерием политического различение друзей и врагов. Политическое единство нации по горизонтали должно быть обеспечено лишь на этом уровне. Реализация политической воли и сохранение целостности общности (Gemeinshaft) требует в остальном только строгой вертикали.

Освальд Шпенглер в работе «Пруссачество и социализм» вскрыл кастово-аристократические корни Национал-Социализма. Кастовые, орденские и корпоративные принципы в большей или меньшей степени характерны для всех без исключения режимов и идеологий, которые мы причисляем к Фашизму.

Армин Меллер попытался доказать, что Фашизм не является конкретной политической идеологией, но скорее стилем и почерком социальной и политической организации.

Френсис Фукуяма рассуждая об Исламском Фашизме, определяет Фашизм как тип политической системы, преломляющийся в той или другой Идеологии. Идеологией Гитлера не был Фашизм, но тип его политического проекта может быть определен и как фашистский.

Неофашизм есть стремление к модернизации политического типа Фашизма. Все неофашистские движения пришли к популистской и радикальной демократической идеологии с выраженными национальными, расовыми или религиозными акцентами. «Национальный Альянс» в Италии, лёпэновский «Национальный Фронт» и современные «Братья-Мусульмане» являются продуктами одной и той же эволюции.

Кризис западного фашизма является зеркалом, в котором проницательные умы Ислама обнаруживают симптомы вырождения Уммы.

Плебейство большинства тех, кто называет себя сегодня «национал-социалистами», «арийцами», «защитниками крови и почвы», маркирует их как «нео», относящихся не к Фашизму, а Модернизму. Разрушение вертикали, иерархии, бунт всезнаек против ранга и авторитета, отказ от вождизма в пользу демократии закономерно приводят к легализации матриархата, либерализма и европейских ценностей. Среда, в которой нет системы авторитетов, приказы тонут в дискуссиях, скепсис отрицает харизму, ценности вагинократии определяют сознание и каждый плебей говорит то, что хочет – не альтернатива, а помойка Системы.

WP, нео-наци и Новые Правые уже не являются Фашистами. «Верить, повиноваться, бороться» — лозунг, утративший актуальность для детей Интернета, не знающих ни веры, ни повиновения и давно утративших подлинный смысл борьбы Фашиста.

Информация имеет тем большую ценность, чем менее она доступна. Сам факт и его оценка, формой которой является преподнесение факта, образуют контент информационного пространства.

Закрытое общество предполагает цензуру фактов и эксклюзивность в их оценке. В его информационном пространстве роли потребителей и производителей информации четко распределены и, даже меняясь в зависимости от характера информации, сохраняют свою принадлежность к одной из двух категорий. Закрытость и специализация предопределяют емкость и ценность информации. Основной объем потребления фактов происходит в специализированных

сообществах. Основной объем информационного потребления Общности (Gemeinshaft) приходится не на факты, а на оценки.

Открытое общество характеризуется общедоступностью производства и потребления информации. Нерегламентированный поток фактов и оценок приводит к обессмысливанию информации. Всеобщее потребление информации приводит потребителей к вытеснению содержания объемом.

Инфляция является следствием превышения предложения над реальным спросом.

Рост это информационное стимулирование превышения спроса над реальным предложением.

Капитализм – это система, основанная на инфляции и росте. Именно поэтому он неизбежно разрушает закрытое общество, превращает его в общество потребления, общество потребления – в открытое общество, а открытое общество – в информационное общество.

Постмодернизм в своей итоговой сущности обнаруживает химеричность и амбивалентность Модерна. Окончательная трансформация общества из закрытого в открытое со всей ясностью обнаруживает, что Модерн был не ноуменальным политическим типом, а всего лишь феноменом модернизации и перехода от одного ноумена к другому.

Социализм является детищем капитализма и единственным способом его приведения в завершенное состояние. Лимитирование объемов производства и потребления является единственным выходом там, где ликвидирована содержательная дифференциация в производстве и потреблении информации. Идеальное открытое общество – это тоталитаризм.

Фашизм и капитализм несовместимы. Попытка организовать капиталистическое общество на принципах Фашизма всегда и неизбежно в итоге приводит к разрушению этих принципов.

Фашизм и социализм антагонистичны в самой своей основе.

Антифашизм и Неонацисты. В отношении к Фашизму нет никакой разницы между ними. Неонацисты – это демократы. Демократы – это антифашисты. Антифашисты  это антиглобалисты. Антиглобалисты – это ударный отряд глобального тоталитарного социализма.

Национализм и Расизм, утратившие качества Фашизма, превращаются в ролевую игру Капитализма.

Исламский Фашизм сегодня единственная живая разновидность Фашизма. Фашизм, по Муссолини, универсален. Ни индусский, ни еврейский, ни расистские разновидности Фашизма сегодня не универсальны – только Исламский Фашизм.

Идеальные фашисты – это османы. Модели Гитлера, Муссолини, Франко и Салазара не выдержали испытания и несколькими десятилетиями. Фашизм, который создали Османы, успешно просуществовал полтысячелетия, претендуя на доминирование в Европе, Азии и Африке.

Османский халифат – это Третий Рейх. Первым был халифат Оммеядов, вторым – Кордовский Халифат, Третий создали Османы. Единственная Исламская держава, просуществовавшая полтысячелетия. Единственная фашистская система, просуществовавшая полтысячелетия.

Идеальный фашизм. Одна Умма – один Халифат – один Султан, интегральный религиозный и политический Вождь. Эксперты-факихи оценивают планируемые решения на предмет соответствия Закону. Вместо Парламента Законодатель – Сам Бог. Дискуссии существуют только на уровне экспертов, но меч Халифа разрубает узел разногласий.

Lebensborn — селекция элиты и оздоровление нации – евгеническая программа Третьего Рейха, на практике реализованная османами. Османская военная элита – янычары — была набрана из наиболее расово полноценных представителей всех народов Халифата, которым предстояла пройти перековку воспитанием и стать османами. Лица османских халифов, которые смотрят на нас с портретов и гравюр – идеальные лица белых людей, мужей благородной крови. Османская турецкая нация благодаря многовековой расовой политике стала отборной белой нацией, качественно отличной от других народов, претендующих быть «турками».

Политика – дело только элиты, входящей в духовную вертикаль. Ее дело организовать общество для самоуправления по цехам, сословиям, гильдиям, территориальным общинам. Политическое для всех – аль-валя валь-бар’а – вопрос причастности и вражды. Политическое как процесс принятия решения и реализации стратегии – закрытая сфера, дело одной из гильдий, отделенных от других. От остальных отделена ятаганом.

СМИ — телевидение, газеты, системы блогов – не должны быть общими или частными. Каждый должен писать и говорить лишь о том, чем профессионально занимается – после того, как достиг уровня в своем цеху, дающего соответствующее право. Сословное самоуправление осуществляет цензуру в своей среде. Массовые СМИ должны быть упразднены, их место – занять минбары и кафедры.

Террор — единственная форма диалога с диссидентами. Партии должны быть распущены, оппозиция подавлена. Различие между экспертами в своей сфере — естественная часть здоровой системы – от политики до производства. Проповедники смешения и устранения границ – враги нации, должны быть демонстративно уничтожены.

Таклид — вертикаль знания, пронизывающая все общество. По горизонтали должен присутствовать во всех гильдиях, выражаясь в следовании мастеру со стороны подмастерья. Далиль (довод) есть то, что говорит тебе твой мастер. Станешь мастером сам, получишь право обсуждать аргументы. От подметальщиков до правителей этот принцип должен присутствовать везде. Со свободой слова должно быть покончено.

Свобода — посадить всех, кто будет выступать против нее.

Мир — умыть кровью тех, кто засомневается в нашем миролюбии.

Война — мужчины должны вернуть себе право на нее. Не тотальную войну народов и регулярных армий – иррегулярные походы и боевые действия, позволяющие чередовать экзистенциальное пограничье с бытийностью внутри общества. Наступательный джихад для Уммы – фард-кифайя, мустахаб мужчине участвовать в войнах хотя бы раз в году. Система должна позволять вернуться после этого к социальному бытию.

Ятаган — точка в этом рассуждении, надежда и символ Победы. Ля Галиба илля Ллах…

Опубликовано в поэтическом сборнике «Сабля Ислама»

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*