Мне иногда задают недоуменные вопросы: зачем я в последнее время уделяю постоянное внимание критике дугинистов, фактически, ставлю ее на поток? Стоит ли тратить время на такого маргинального противника и не лучше ли, если уж критиковать, то хотя бы более раскрученные и мейнстримные направления: националистов или либералов?

Отвечаю: политически националисты мне неинтересны, т.к. я считаю их бесперспективным и тупиковым для русских направлением, о чем, кстати, тоже периодически пишу, и уж тем более мне неинтересны либеральные фундаменталисты, с которыми нам вообще нечего делить.

С Дугиным и евразийцами ситуация сложнее, потому что они апеллируют к двум идеям, которые я считаю фундаментальными для своей политической платформы в России, и ассоциация которых с ними является для меня серьезной проблемой, ибо дезориентирует потенциальных сторонников этих идей.

Идеи эти следующие:


1) Этноплюралистическая философия, максимально близкая исламскому традиционализму, которая противостоит как лево-интернационалистским, так и право-националистическим этнонивеллирующим идеологиям. За защиту этнической идентичности и многообразия против плавильных котлов как разного рода глобалистских проектов, так и государства-нации — эта ценностная позиция у меня с евразийцами совпадает. На словах.

2) Само евразийство как понимание неизбежности сосуществования коренных народов Евразии и желание организовать его в интересах всех народов, с учетом п.1. Я далек от представлений о «братстве народов Евразии», ибо вообще не верю в братство народов кроме как в исключительных случаях, но я считаю, что судьбы народов Евразии, имея в виду Северную Евразию (Россию-Евразию) слишком тесно исторически переплетены, чтобы можно было принудительно-хирургически расчленить их на жестко обособленные друг от друга образования.

Поэтому я не приемлю как ассимиляторские проекты и идеологии, предполагающие переплавку этносов Евразии в серую однородную массу, так и крайний национализм, призывающий к стерильному обособлению этих этносов друг от друга с неизбежными последствиями в виде этнических чисток, геноцидов и т.п.

В этом смысле мне кажутся продуктивными концептуальные поиски дугинистами геополитических и этнополитических моделей сосуществования народов, при которых единство страны предполагало бы их широкую автономию и гармоничное сосуществования. Опять же, на словах.

Теперь, что же мне не нравится в Дугине и его команде?

Не нравится мне то, что на деле они фактически опровергают то, за что выступают на словах.

Не нравится мне то, что своими сладкоголосыми мифами, они, как и кремлевский сказочник Сурков или путинский соловей Проханов, оправдывают омерзительную реальность, жесточайшим образом противоречащую их же ценностям и идеалам.

Не нравится мне то, что они яро служат режиму, который целенаправлено стремиться разрушить этнические корни, территории и образ жизни коренных народов России, устраивая и поощряя эксперименты по переселению народов и подрыву их этнической среды обитания.

Не нравится мне то, что лоббируя и пропагандируя проект евразийской интеграции якобы в интересах самобытности евразийских народов и якобы в защиту их от глобалистской унификации, в реальности они обслуживают хищническо-паразитический империалистический проект, сутью и последствием которого является отрыв от своих корней среднеазиатских гастарбайтеров, превращаемых в бесправную рабсилу, и замещение ею североевразийских автохтонов: славян, угрофиннов и северных тюрок, ставших балластом для хазарской колониальной олигархии.

Не нравится мне то, что, обслуживая на практике это «великое замещение народов», они говорят, что евразийская интеграция нужна как раз для того, чтобы предотвратить его, тогда как все свидетельствует о противоположном.

Еще мне не нравится то, что Дугин слишком умен для того, чтобы не понимать ублюдочную, антитрадиционалистскую сущность проекта НеоСовка, которую понимает Сидоров, апеллируя в своем анализе к его же, Дугина авторитетам: Шмитту, Юнгеру, Эволе, из-за чего Дугин и запрещает своим ученикам читать Сидорова.

И, конечно, мне очень не нравится то, что служа одному из наиболее мерзких звеньев капиталистической миро-системы, дугинисты пытаются выставлять себя на международной арене как борцов с ней, нелепо рядясь в шкуры консервативных революционеров.

Все это мне не нравится по одной простой причине — потому что здоровые ценности и идеи, к которым апеллируют Дугин и его мюриды, в России представляю и развиваю я.

Именно вокруг меня сегодня оформляется круг сторонников истинно евразийских и истинно консервативно-революционных идей из числа как мыслящих представителей нерусских народов, так и адекватных русских.

Именно я сегодня создаю теоретическую основу для отрыва идей русского этнорегионализма от крайне неудачной и тупиковой платформы национал-демократии (НД в России — это шовинисты Кралин и Крылов, а не симпатичные мне этноплюралисты из НДА Широпаев и Лазаренко) и их синтезирование на платформе новых правых с истинным, консервативно-революционным евразийством.

И мне не нравится то, что Дугин, имея потенциал для развития этих идей, с определенного момента, пойдя на службу Левиафану, превратился в препятствие для них. Это мне не нравится, поэтому я призываю истинных евразийцев и консервативных революционеров отныне ориентироваться как на их рупор на меня.

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*