Разумные люди, даже далекие от оппозиции, не могут понять, почему российская власть с таким маниакальным упорством пресекает существование стихийно возникающего и кочующего по Москве гайд-парка?

Ведь со стороны он куда больше похож на тусовку хиппарей, чем на реально угрожающий власти лагерь серьезной оппозиции.

Подобные недоумения разумных людей на самом деле проистекают из одного — непонимания неосоветистского характера нынешнего режима, то есть, его принципиальной нетерпимости к любым попыткам изъятия любых частей контролируемого им пространства или населения из под его тотального административно-идеологического контроля.

Но что в этом смысле представляют собой подобные Гайд-парки не только в негативном, то есть, противопоставленном неосоветскому режиму аспекте, но в позитивном, в смысле утверждения альтернативы ему?

Это очень важная вещь. Да, именно вещь.


В России есть такой очень интересный, на самом деле, ученый — профессор Хархордин. Держится он в стороне от активной политики, позиционирует себя как академический ученый, но ценность его от этого никак не уменьшается, скорее наоборот.

Так вот, Олег Хархордин является исследователем такого — как ни странно — неизвестного в России направления политической теории как республиканизм, а также феномена республики как таковой, в ее противоположности либерализму, в частности.

Кому интересно, о теоретических особенностях республиканизма можно почитать у самого Хархордина и англоязычных адептов этого направления мысли. Я же сейчас выделю одну сугубо практическую вещь.

Ведь что такое Республика?

Республику у нас обычно расшифровывают как Общее Дело, и это верно по сути, но не совсем точно, не исчерпывающе.

Вообще-то, с латыни Res Publica переводится как Публичная ВЕЩЬ. То есть Res это именно Вещь, а не просто дело.

Почему здесь важна именно вещь, именно это уточнение? Потому что Хархордин во многих своих лекциях объясняет, что аутентичные республики как политический феномен были невозможны без соответствующей республиканской инфраструктуры, то есть, вещей или вещи, обеспечивающих формирование и воспроизводство республиканизма как процесса.

Так вот, республики в России нет и не может быть, в том числе, потому, что в России отсутствует республиканская инфраструктура. Сущность российской власти и социально-политической системы является глубоко антиреспубликанской, соответственно, антиреспубликанской является и вся инфраструктура, обслуживающая ее: ЦИК, телевидение, пресса и т.д., и т.п.

Как уже было указано выше, условием существования этой системы является ее тотальность, то есть недопустимость или абсолютная (и временная!) исключительность любых изъятий из нее. И именно поэтому, появление так называемых Гайд-парков представляет собой — как это ни покажется смешно — смертельную угрозу для этого тотального неосоветизма, началом его конца.

Ведь Гайд-парк по сути представляет собой ни что иное как Публичную ВЕЩЬ, то есть, первую и единственную в России Res Publica, а значит, зачаток и островок принципиально враждебной российской власти республиканской системы и традиции.

На его примере мы собственно видим, что такое Публичная ВЕЩЬ: это пространство, где генерируется и обеспечивается республиканизм, благодаря тому, что в конкретном месте может собраться Публика для обсуждения общего дела.

То есть, без общей «вещи», инфраструктуры, нет и общего «дела» — это понимали практично-приземленные граждане античных и средневековых городов-республик, которые были немыслимы без таких площадей (вещей): форумов, вечевых площадей и т.д.

И вот именно эта вещь и появляется в России с гайдпарками — пытается появиться. И именно поэтому, даже несмотря на то, что они претендуют на контроль над бесконечно малой частью не только государственной, но и городской территории, антиреспубликанская российская власть делает все, чтобы этого не допустить.

Чтобы в России не было ни одной такой ВЕЩИ, то есть, даже духа Республики как таковой.

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*