На днях на сайте штаба российских крестоносцев — т.н. «Российского Института Стратегических Исследований» был опубликован доклад некоего Василия Иванова, ранее уже отметившегося разжиганием ненависти к этноконфессиональной группе русских мусульман.

Очередной доклад Иванова «Распространение радикальных течений Ислама в среде русского населения Поволжья и его последствия«, вопреки названию не ограничивается ни радикальными течениями, ни Поволжьем, а является все тем же — информационно-аналитическим обеспечением государственной политики геноцида (этноцида) русских мусульман, наряду с «докладами» других идеологов и пропагандистов этого преступления против человечества и человечности: Силантьева, Сулейманова и др.

Таким образом, аналитической ценности в подобных «трудах» не больше, чем в трудах идеологов НСДАП, посвященных обоснованию преступной природы, например, еврейского сообщества, которые, как известно, использовались в качестве юридических улик на том же Нюрнбергском процессе, а никак не в рамках научных дискуссий.

Тем не менее, есть одна заслуживающая внимания мысль, которая высказывается в рамках этого инквизиторского доклада, призванного сформировать отношение к русским мусульманам как к преступной группе по национально-религиозному признаку. Мысль эта — своего рода крокодиловы слезы, она словно бы призвана на мгновение создать иллюзию того, что автор не такой уж душегуб, что он и хотел бы «отделить зерна от плевел» и не всех русских мусульман искоренять с лица земли русской, а дать шанс «хорошим русским мусульманам», да вот беда — их нет и не может быть, а значит, «надо, Федя, надо». Иванов пишет:

«В то же время, по мнению культурологов, не обработанный национальной культурой того или иного народа ислам – это принципиально интернационалистическая идеология, которая заставляет своих приверженцев осознавать себя членами наднациональной общности, и стремиться к объединению с носителями схожих ценностей. Согласно этой точке зрения, поскольку русских нет своей традиционной для русского народа версии ислама, поэтому они будут всегда в мировоззренческом плане уязвимы перед панисламистскими концепциями, в т.ч. перед ваххабизмом и «Хизб-ут-Тахрир». В то же время, подобное не грозит для татар или башкир, в случае если они укоренены в «этнической» версии традиционного ислама – т.к. «своя» версия ислама для них является одним из признаков принадлежности к этносу (одним из средств этнической самоидентификации)».

То есть, теоретически мусульмане могут и не быть быть врагами общества, если их Ислам «обработан национальной культурой». Казалось бы, какой вывод стоит сделать из этого аналитику, который действительно занимается «стратегическими исследованиями» в интересах национальной безопасности? Правильно, что надо содействовать появлению такого, национально-адаптированного Ислама и у русских мусульман, которым посвящен доклад. Однако так как автор является сотрудником сектантско-фундаменталистского центра, чей глава озабочен не защитой национальной безопасности светского государства Российская Федерация, а открыто призывает к смене его конституционного строя, он, естественно, делает другой вывод: у русских мусульман своей «традиционной версии ислама» нет, стало быть они будут «всегда» (!) уязвимы перед непонятными «панисламистскими концепциями» (панправославные, как мы видим, тот же «РИСИ» подвигает без зазрения совести, и ничего).

Ну что тут скажешь? Повторюсь, что я не преследую цели вести полемику с идеологами геноцида этноконфессионального сообщества русских мусульман — надеюсь, что такая возможность у них будет, когда они предстанут перед каким-нибудь Гаагским трибуналом наряду с другими активными деятелями породившего их преступного режима.

Я выскажусь по существу самой проблемы, как она есть.

При нормальном развитии в нормальных условиях конституционного российского государства, предусматривающего за всеми своими гражданами свободу выбора любой религии и равноправие вне зависимости от этого выбора, граждане РФ русской национальности, часть которых принимает и объективно будет принимать Ислам, со временем сами обрели бы ту традицию, которая позволила бы им встать в одном ряду с другими устойчивыми сообществами мусульман, вроде татар, башкир или тех же кавказцев.

Нужно для этого, в принципе, немного: чтобы государство признавало за русскими мусульманами, как и всеми другими гражданами РФ, права на свободную общественную деятельность и самоорганизацию, гарантированные им Конституцией, и занималось тем, чем ему, по той же самой Конституции, полагается заниматься для обеспечения безопасности граждан РФ — эффективной и точечной борьбой с преступниками и террористами, не перенося вместо этого ее на целые народы и религии, к которым они, якобы, причастны.

Если исходить из Конституции РФ, то русские принимают Ислам, пользуясь правом, гарантированным им ее ст.28. И в принципе, следуя ей, государству и дела не должно быть, будет их Ислам «обработан национальной культурой» или нет, равно, как и то, кто какой национальности какую религию выбирает, так как для конституционного государства «несьм ни эллина, ни иудея», но все граждане России, «все равны перед законом и судом» и «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности» (ст.19 Конституции РФ).

Если же наплевать на Конституцию и встать на позиции коллективной субъектности и ответственности народов и сообществ, которые неприкрыто навязывают обществу идеологи и пропагандисты неофашистского правящего режима, то тоже надо понимать: русские и дальше будут принимать Ислам, нравится это кому-то или нет, если только Россия не опустит полностью железный занавес, не отключит интернет, заменив его путиннетом, не выгонит или не загонит в лагеря всех мусульман, отделив их от «православно-русского населения», за которым будет установлен тотальный контроль с вычислением и уничтожением «отступников от веры христовой».

Но так как Россия все таки не Северная Корея и даже не мифическая «русская цивилизация», а всего лишь запаздывающая в развитии периферия западной и посему вряд ли на это пойдет, определенный процент русских, и чем дальше, тем больше, все же будет принимать Ислам, как его принимает определенный процент немцев, англичан, итальянцев, французов и т.п. И с этой точки зрения, даже если рассуждать не по Конституции, а «по понятиям» или «по здравому смыслу», русские мусульмане — эта та неизбежная цена, которую России придется платить за неповторение судьбы Северной Кореи, а также за сохранение своих территорий, значительная часть которых искони населена мусульманскими народами.

И тогда стоило бы задаться вопросом: каких русских мусульман выгоднее иметь такой «понятийной» (не конституционной) России, если они все равно неизбежность? Если национально-укорененных, то им для этого надо создать своего рода «тепличные условия», потому что хрупкие культуры в неблагоприятных условиях не выживают, но зато в них прекрасно закаляются и распространяются сорняки.

Сегодня государство, а точнее, антигосударственная, отменившая Конституцию и захватившая власть хунта карательно-репрессивных структур, ставит перед собой цель искоренить русских мусульман как явление. Но чего они этим добились?

Они добились того, что именно русские мусульмане, нацеленные на позитивное развитие своего этноконфессионального сообщества, стали в последнее время интенсивно покидать Россию, так как условий для этого в ней нет. А вот те, кто ставят перед собой задачи разрушать, взрывать, саботировать и т.д. как раз будут оставаться и действовать, ибо для этого никаких благоприятных условий не нужно — напротив, чем хуже, тем лучше. Ведь даже, если принять версию спецслужб, озвученную про Соколова или Пчелинцева, получается, что на них имелось полное досье, но, тем не менее, остановить их это не помогло, как не помогло бы и пристальное наблюдение, незаконно устанавливаемое сейчас над всеми русскими мусульманами — ибо перед тем, как оказаться на Кавказе, они технично «пропали без вести», замаскировав этим свой поступок.

И что в итоге? Тем, кто идейно выбрал путь терроризма, весь этот полицейский контроль не только не помешает — напротив, часть столкнувшихся с беспределом и унижениями, не имеющая возможности уехать, наверняка будет более активно пополнять его ряды.

Не помешает он сформироваться и русской национально-исламской общности, с той только оговоркой, что эпицентр этого нациегенеза будет перенесен за пределы России, что сейчас и происходит. При грамотном даже имперском подходе Россия могла бы контролировать нациегенез русских мусульман для своего влияния через них на процессы в Исламском мире. Теперь же будет происходить ровно обратное — русская исламская общность будет формироваться в Исламском мире, изгнанная с родины и найдя в нем приют и лелеющая надежду, окрепнув, однажды вернуться домой, чтобы вернуть себе все ей причитающееся.

Надо понимать, что, с этой точки зрения, политика инициаторов изгнания и искоренения русских мусульман преступна не только для оных, она преступна и для самой России, которая, не будучи в состоянии полностью закрыться от всего мира и полностью зачистить всех неугодных, своими неизбежными полумерами закладывает себе мину на будущее, вроде той, которой были русские староверы, чья мина взорвалась в Феврале 1917, или черкесы, которые все еще ждут своего часа.

Найдутся ли саперы, способные их разминировать? Чем меньше их успеют создать и разбросать диверсанты вроде разного рода «стратегических исследователей», тем больше будет шансов, хотя, откровенно говоря, надежды на это тают с каждым днем.

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*