Сейчас я хотел бы поговорить о том, какими будут последствия украинских событий непосредственно для нас, мусульман России и шире — постсоветского пространства. Попробовать сделать это максимально рационально, без лишних эмоций.

В принципе, есть крайние варианты развития дальнейших событий, оптимистические для одних и пессимистические для других и наоборот. Оптимистический в моем понимании вариант — это крушение режима Путина и неосоветской империи в результате всесторонней изоляции Западом. Пессимистический — это разрушение путинской Россией западного блока и реализация империалистической программы-максимум. Ясно, что для другой стороны все выглядит ровно наоборот. Ясно и то, что каждая из сторон будет стремиться к программе-максимум, хотя бы для того, чтобы удержать линию обороны, как это было во время Холодной войны.

Но между этими сценариями есть и реалистический вариант — на тот случай, если сил ни одной из сторон не будет хватать для того, чтобы реализовать свою программу-максимум. Хотя бы на какое-то время, которое, по меркам человеческой жизни, может растянуться надолго. Вариант этот заключается в том, что стороны закрепятся в занятых и примерно понятных на данный момент нишах. И с этим придется жить — по крайней мере, тем, кто будет жить.

В какой системе координат в таком случае окажутся мусульмане этого пространства? Я исхожу из того, что оно в значительной степени будет напоминать геоисторическую картину примерно семисот-восьмисотлетней давности, с поправкой на ряд существенных изменений, естественно.

Тем не менее, я отталкиваюсь от того, что на этом пространстве сложатся два полюса — аналоги Московии-Орды, с одной стороны, и Великого Княжества Литовского, с другой стороны. Рассмотрим каждый из них отдельно и попытаемся понять, что это означает в теории и на практике.

Московия-Орда

Я уже писал о том, что в результате Украинской революции и последовавших за ней событий (это разрыв с Западом, прежде всего) путинская Россия оказалась в положении Новой Московии. Это так, но для русских и принципиально от них неотличимого русифицированного населения.

Для мусульман же этого пространства (то есть, того, что войдет в блок с Москвой, а это, возможно, еще и Казахстан с Киргизией) его более узнаваемый лик — это Орда.

Сразу оговорюсь, что речь идет об Орде до провозглашения Ислама ханом Узбеком в 1313 году. Первоначально империя Чингисхана, позже Орда, включила в себя мусульманские земли путем завоевания и мусульманской не была. Более того, достаточно продолжительное время помимо местных языческих культов среди монголов были весьма распространены различные версии христианства, которые конкурировали за будущую власть.

В последние годы в России вовсю раздувался православный шовинизм, который шел рука об руку с нео-имперской стратегией. Но в Украине идеи православного экспансионизма потерпели жестокое поражение. Россия сумела отхватить себе от Украины этнически русский Крым (даже не русскоязычный Восток и Юг страны), но результатом этого стало крушение идеи «единого русского мира» применительно к двум главным его составляющим. Де-факто, МП РПЦ потеряла УПЦ МП и символически важнейшие для своей «сакральной географии» центры «русского православия». Неудивительно, что на историческом выступлении Путина по поводу Крыма мелькало множество персонажей в чалмах, но не было патриарха Кирилла — ясное дело, что это совсем не то развитие событий, на которое он рассчитывал.

Что все это означает в этноконфессиональном отношении? Отрезанная цивилизационно от Запада и в геокультурном отношении от славянского мира, Россия — если только не рухнет путинский режим — будет становиться все более зависимой от Востока, в том числе, от ее и прилегающей к ней мусульманской этнодемографической компоненты (этнических мусульман).

Но я не случайно оговорился, что речь (по крайней мере, пока) идет о домусульманской Орде. Ислам по-прежнему будет находиться под жестким контролем государства, его реальные и активные формы будут пресекаться. Но при этом в силу того, что Россия больше не сможет позиционировать себя как авангард Западного мира в борьбе с исламским фундаментализмом, а будет вынуждена в противостоянии с Западом опираться и на этномусульманский компонент Орды-Московии, акценты в борьбе с «исламизацией», скорее всего, будут смещены.

В борьбе с «прогнившим Западом» Москве все больше будут нужны верноподданные туземцы, которые с охотой принимают на уши лапшу о самобытной евразийской цивилизации, «дружбы народов союзе вековом» и т.п. И если при том развитии ситуации, которое имело место до Украины, мусульманские республики и народы РФ ожидало гарантированное закатывание в асфальт унитарного квазинационального государства, то сейчас Москва, скорее всего, несколько ослабит хватку. Воевать на всех фронтах сразу — дело самоубийственное, а этномусульманские «пятницы» в целом показали себя неожиданно ретивыми патриотами Российской империи, чтобы их можно было пока оставить в покое и даже рассчитывать на них в сложные времена.

Что это практически означает для мусульман этой Московии-Орды? Я думаю, достаточно точный прогноз дал Руслан Курбанов кроме одного — каких-то надежд на «перезагрузку» государственно-исламских отношений. Никаких перезагрузок, оттепелей в условиях Холодной войны больше не будет — ни для мусульман, ни для кого-то еще. В остальном же, да, думаю будет следующее: будет доведена до конца зачистка всех неформальных, самостоятельных от государства джамаатов вроде нурсистов, Таблиг, Хизб ут-Тахрир, НОРМ и т.п., последователи которых будут либо посажены, либо выдавлены в эмиграцию или глубокое подполье (спящий режим). Естественно, не может быть и речи о каких-то мусульманских или промусульманских политических партиях или движениях, разве что заведомо экспортного характера — обращенных вовне России, но никак не внутрь. Но при этом дезорганизованных, лишенных групповой субъектности, атомизированных мусульман, скорее всего, оставят в относительном покое под бдительным присмотром религиозной номенклатуры и силовых структур (что не значит, что им не будут раздавать профилактические подзатыльники).

По сути, речь идет о том, что этномусульманская составляющая Орды-Московии должна быть погружена в сонное состояние, при котором невозможна никакая активность, но органы жизнедеятельности продолжают функционировать и даже можно видеть сладкие сны. Предполагаю, что в целом тональность по отношению к этномусульманам сейчас начнет меняться в лучшую сторону. Что можно будет по-прежнему ходить в мечети, даже посещать какие-то классы и получать базовые исламские знания, но без всякой активности и самоорганизации, тем более, попыток самостоятельной защиты интересов Ислама внутри и вне страны.

Русь-Украина

А западнее границ Московии, похоже, возникает новое воплощение Великого Княжества Литовского. Напомню, что оно было не чисто литовским национальным государством, как сейчас, а многонациональным окраинно-европейским с преобладающим славянским населением. Что после разгрома Киевской Руси ее остатки, не поглощенные Ордой, сохранились именно в Литве.

Сегодня Украина становится (именно становится — от слова становление) такой страной, в которой Галиция играет роль собственно Литвы, а наряду с ней происходит консолидация украино/русско- язычного славянского и не только населения. В этом смысле геокультурная роль этого государства лучше всего раскрывается одним из его самоназваний «Русь-Украина» или «Украина-Русь». Украина как окраинное государство на границе Европы и Северной Евразии, а Русь — не в московитском, а в прямо противоположном смысле, как продолжение Киевской Руси, не поглощенное Ордой.

Неожиданно оказалось, что Русь-Украина имеет не менее важные, чем для Московии мусульманские компонент и союзников.

Прежде всего, это крымские татары, которые продемонстрировали себя как самые горячие патриоты Украины в Крыму и остаются для Украины одним из важнейших инструментов в борьбе за его возвращение в будущем. Именно с этой целью Верховная Рада совершенно разумно признала крымских татар народом, имеющим право на самоопределением в Крыму в составе Украины, а Меджлис — их официальным представителем. Понятно, что никакому Меджлису в российском Крыму больше действовать не дадут. Однако важно то, что он будет активно действовать в Киеве, представляя крымских татар перед Украиной, для которой этот инструмент будет актуален ровно столько, сколько она будет стремиться к возвращению Крыма.

Далее, это опальные, гонимые Москвой и промосковскими режимами мусульмане со всей Евразии от оппозиционных кавказцев и татар, до казахов и таджиков, которые поддержали Украину именно в пику ненавистной Российской империи. И будут морально поддерживать ее ровно столько, сколько она будет играть роль противовеса этой Империи, не занимая при этом антиисламских позиций.

Наконец, это мусульмане самой континентальной Украины, которые с самого начала Майдана, консолидировано встали на сторону европейского выбора своей страны, во многом именно видя то, что происходит с их единоверцами в России. Ведь у всего есть своя цена: в России много мусульман, но они абсолютно бесправны, забиты, несамостоятельны, Украина, напротив, является европейским национальным государством с более однородно-славянским населением, мусульмане в ней немногочислены, но более свободны, самоорганизованы, активны.

Мусульмане континентальной Украины — это теперь уже и крымско-татарские мухаджиры (то есть, беженцы из зоны оккупации), украинские татары (потомки казанских татар и мишар), а также относительно немногочисленные представители кавказских диаспор и арабы. Отдельная, но восходящая величина Уммы Руси-Украины — новообращенные мусульмане-славяне, многие из которых принимали самое активное участие в Украинской революции, особенно, с учетом того, что некоторые из них являются выходцами из украинских националистических организаций, а иные и до сих пор активно взаимодействуют с ними.

Поэтому, если в первой мусульманская составляющая представлена более массовой компонентой с растущим количеством среднеазиатов (уже многие миллионы), а также исторически-подавленных Империей кавказцев и татар, то во второй это количественно небольшая, но качественно иная составляющая в основном из свободных людей: несмирившихся с оккупацией крымских татар и кавказцев, европейски раскованных и акультурировавшихся татар, а также славян, придающих умме большую украинскость. Кстати, в этом еще одно принципиальное отличие Орды-Московии от Руси-Украины — в первой русские мусульмане абсолютные парии, фактически подвергающиеся этноциду как этноконфессиональная общность (и для них вряд ли что-то изменится сейчас в отличие от части этномусульман), во второй мусульмане-славяне играют значимую роль в культурной и общественной адаптации уммы Украины к реалиям европейского национального государства.

Русские мусульмане

Уверен, мусульмане-украинцы, активно проявив себя в украинской национальной революции, в ближайшее время начнут такое же оформление своей субъектности в обществе, как это в свое время сделали русские мусульмане из НОРМ, когда это было еще возможно в России (в 2004 году). Милостью Божей, у них в Руси-Украине будут достойные перспективы.

А что же русские мусульмане? Какое будущее ожидает их после всех этих событий?

В принципе, надо открыто признать то, о чем мы, в НОРМ, говорим уже давно: большинству русских мусульман в России не нужна ни своя организация, ни своя национально-конфессиональная общность. Думаю, не ошибусь, если предположу и другое — в украинских событиях симпатии многих русских мусульман (а также русских, считающих себя мусульманами), как и других советских — ордынских мусульман были на стороне СССР — России — Московии, а не национальной европейской Украины, которую поддержали НОРМ и уже перечисленные выше исламские организации.

А вот идейные нормовцы, норманны как раз увидели в Руси-Украине долгожданную надежду и путеводную звезду. И это лишний раз подтвердило то, о чем я писал примерно год назад в «Посланиях к русских мусульманам»:

«То, что меньшинство русских мусульман, сознательно стремящихся к формированию и воспроизводству собственной идентичности, сделало выбор в пользу «западного ислама», так же закономерно, как и то, что те русские, кому это не нужно (или кто не готов ради этого на усилия и издержки) предпочитают «восточный ислам».

Итак, у идентаристского русского исламского сообщества европейская голова. Но разве не европейцы, норманны принесли в эти земли само имя Русь? Разве не Рюриковичи были правящей династией русских княжеств на протяжении почти семи веков? Разве не в Европе Петр черпал вдохновение для создания европейской русской культуры, посылал туда учиться русских дворян?»

Итак, между Ордой-Московией и Русью-Украиной последней отдает предпочтение, по-видимому, меньшинство русских мусульман. Но это именно то меньшинство, которое всегда стремилось к формированию и развитию своей национально-конфессиональной идентичности, ориентированной культурно-европейски. Среди ментальных московитов не может быть русских мусульман-идентаристов, они патриоты-державники, но в их державе — Орде-Московии русским мусульманам как этноконфессиональной общности места нет. Поэтому, изыми из числа русских мусульман русских европейцев, и никакого «русского ислама» не останется в помине — все в итоге растворится в мультинациональной советской орде.

Увы, но на все воля Аллаха, чем дальше, тем больше это, по-видимому, будет предопределять не только ментальное, но и геополитическое размежевание (впрочем, проведение межи не обязательно должно означать вражду) между мусульманами, ориентирующимися на Русь-Украину и Московию-Орду. По крайней мере, если во второй не повторится 1313 год…

(опубликовано в «livejournal«)

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*