понедельник, 12 мая 2014 г.

Новая социология революции


Обсуждаем тут с соредактором "Вопросов национализма" sm_sergeev  классовую основу и парадигму "будущей русской революции" - я ему доказываю, что ее нет, а он, невзирая на это, продолжает настаивать на необходимости демократического национализма. 

В связи с этим хочу сказать пару слов о новой социологии революции, соответствующей современных реалиям.

Без ложной скромности, я являюсь главным теоретиком консорциализма в России, основы доктрины которого можно почерпнуть из моей работы "Между викингом и скифом". Излагать всю ее тут возможности не представляется, тем более, что многие мои читатели с ней итак знакомы, а кто не знаком, может почерпнуть информацию о ней из указанной книги или - в урезанном виде - вот здесь.

Однако применительно к социологии революции в оптике консорциализма могу сказать следующее.
В Новое время (эпоху Модерна) были известны и возможны четыре возможные классовые основы, парадигмы и закрепляющие их социально-политические надстройки революционных движений:

1) Интеллигентное бюргерство - буржуазно-демократические движения (в том числе, национал-демократия, как их основная разновидность, если не сказать, синоним);

2) Городской рабочий класс - социалистические революции;

3) Консервативное бюргерство - фашистские революции;

4) Крестьянство - маоистские (в широком смысле, включая вариации вроде сапатистов или красных кхмеров) революции.

В силу исчерпанности их ресурса в Западных странах в Новейшее время (в эпоху Постмодерна) теоретики новых левых определили (теоретически) новый, единственной возможный класс революций - городских маргиналов.

Именно их теорию попыталась реализовать в свое время в России Национал-Большевистская Партия - наиболее интересный политический проект постсоветской России, порожденный привнесением в него передового опыта с Запада эмигрантом Лимоновым и самых экзотических концепций со всего мира философом Дугиным.

Проект, как известно, не удался, причем, еще в конце 90-х годов, когда партия фактически и превратила свое существование (то, что возникло потом и превратилось в "Другую Россию" было уже другой партией).

В этой связи возникает вопрос, почему в отличие от указанных четырех предыдущих проектов классовая теория "новых левых", включая соответствующие различные проекты и движения с приставками "национал-" (анархисты, синдикалисты и т.п.) показали свою несостоятельность?

Потому, что Постмодерн демонстрирует себя как феномен, способный успешно нейтрализовывать городских маргиналов, "окислять" их в себе и в конечном счете ассимилировать. Именно поэтому так или иначе большинство революционеров - мы говорим о них, а не о ревизионистах вроде системных социалистов или националистов - со временем превращаются всего лишь в интернетных ролевиков, выходящих из "Большой Игры".

Для тех же, кто не поддается этой ассимиляции, в итоге остается один из двух путей.

Первый путь - это террор. Он представляет собой нежелание как принимать правила игры Системы, так и превращаться в "овоща", но в современных условиях, впрочем, как и всегда, является выбором скорее этическим и эстетическим, чем политическим, особенно, когда речь идет о неуправляемом терроре в духе концепций "автономов" и "сопротивления без лидера",о которых мы как-то писали.

Второй путь - это путь консорции. Они также делятся внутри себя на два вида - тех, кто навсегда остается на уровне скапсулированной секты, и тех, кто оказывается в состоянии родить Асабийю, с которой начинается новый политический цикл определенного человеческого типа, как это было показано нами в работе "Между викингом и скифом".

Итак, я утверждаю, что именно последние в условиях постсовременного общества (т.е.общества конца политики) являются единственно возможной социальной основой (классом-гегемоном) и руководящей политической силой (классовым авангардом) возможной революции. 

Парадигма консорциализма, однако, имеет существенное отличие от классических революционных движений. Она заключается в долгоиграющей стратегии консорций и в отсутствии попыток форсированного захвата власти над обществом, ибо целью консорции является не управление существующим обществом, а создание нового - на основе себя самой. 

Это означает, что жизнеспособная консорция может не только существовать, но и набирать силы достаточно долгое время в эволюционном режиме, тогда как революционные партии в условиях длительной неспособности осуществить революцию прекращают свое существование. 

Стратегия консорции - это собственная перманентная мобилизация, направленная на демобилизацию окружающего общества, с целью либо сосуществования в обществе конгломератного типа с аналогичными себе (хотя и, возможно, антагонистичными - характерный пример это сотрудничество афроамериканской консорции "Нация Ислама", на фото, с белой консорцией "Арийские Нации"), либо - в случае крушения старого общества - создание на его обломках своего, в постоянной готовности к этому.

В этом смысле, конечно, наиболее благоприятной средой для развития таких консорций являются общества американского типа с их сильными децентралистскими и федеративными традициями сосуществования различных сообществ, порой с прямопротивоположными интересами.

Поэтому, в каком-то смысле, как стратегия болшьевиков-фундаменталистов включала в себя два этапа революции, так и у  консорциалистов-фундаменталистов может и должна быть своя программа-минимум и программа-максимум.

Как для большевиков программой-минимум было осуществление буржуазно-демократических преобразований, так и для консорциалистов такой программой является переустройство общества на конгломеративно-федеративных принципах, позволяющих консорции внутри него быть "государством в государстве".

Что касается программы-максимум, то ее реализация может быть следствием перехода мобилизации в стадию экспансии, выливающейся либо в преобразование общества "сверху", либо в его пересборку "снизу", либо в его "разборку" с созданием собственного общества на фоне кризиса старого.

Осуществить все эти задачи способна только полноценная консорция, способная в нужный момент создать революционную партию. Ибо каждая консорция может стать партией, но не каждая партия может стать консорцией.

23 ноября 2010 года

Комментариев нет:

Отправить комментарий