понедельник, 12 мая 2014 г.

О причинах русской и ирландской депрессий



Наблюдения автора мне во многом кажутся верными, но вот вывод русского мата из славянских корней не просто неубедителен - сама автор опровергает его своими сравнениями русского и украинского матов.

Со своей стороны я подтверждаю, что написанное об украинском мате, касается и матов других славянских народов - они отличаются от русского мата точно так же.
Я так же не верю и в расхожую гипотезу о татарском происхождении русского мата. Зная неплохо (до одиннадцати лет я жил в Баку) строй южно-тюркской матерной лексики, могу сказать, что она, бесспорно, более брутальна и вульгарна, чем славянская, но отличается от русской своей агрессивностью, направленной вовне, тогда как русская характеризуется в том числе внутренним саморазрушением, подмеченным автором.

Мне представляется, что мат здесь является частным, хотя и показательным случаем применительно к этнокультурной ментальности в целом. И в этом смысле занимательно сопоставить русскую ситуацию с еще одним народом, имеющим в Европе репутацию депрессивного. Речь идет об ирландцах.

Ирландцы известны своей депрессивностью, любовью к алкоголю и крепкой лексике, которой они тоже не ругаются, а разговаривают. Ментально ирландцы - антагонисты англо-саксов, исторические причины чего будут еще указаны ниже. В XIX веке известный расовый теоретик Густав Лебон писал о неприспособленности ирландцев к капитализму англосаксонского типа:
"Но особенно в  такой  новой стране, как Америка, можно  следить за теми удивительными   успехами,  которые   обязаны  своим   существованием  толькодушевному складу английской расы. Переселившись в страны  без культуры, едва населенные немногими дикими, и  не имея возможности ни на кого рассчитывать, как  только  на самое себя, всем известно, чем она  сделалась. Ей нужно было менее одного столетия,  чтобы  стать в первом ряду великих мировых держав, и ныне нет никого,  кто  бы  мог  вступить в  состязание с  нею. Я  рекомендую прочесть книгу М.Рузье о Соединенных Штатах  лицам, желающим 
составить  себе понятие   об   огромной  массе  инициативы  и  личной  энергии,  расходуемой гражданамивеликой   республики.   Способность  людей    самоуправляться, объединяться для учреждения  крупных предприятий,  основывать города, школы, гавани, железные  дороги и т.д. доведена до такого максимума и деятельность государства низведена  до такого минимума, что  можно сказать, что там почти не  существует  государственной  власти. Помимо  полиции  и дипломатического представительства, даже нельзя придумать, к чему она могла бы служить.
Впрочем,  благоденствовать  в   Соединенных  Штатах  можно  только  под условием обладания качествами характера,  какие я только что описывал, и вотпочему иммиграции иностранцев не могут изменить основного духа расы. Условия существования таковы, что тот,  кто не обладает этими качествами, осужден на быструю  гибель. В  этой  атмосфере,  насыщенной  независимостью и энергией, может жить один только англосакс. Итальянец умирает там  с голода,  ирландец прозябает в низших занятиях".
Так в чем же причины этой неприспособленности и депрессивности ирландцев, своими симптомами напоминающей русскую драму?


Можно видеть здесь родство между славянским и кельтским менталитетами, но это мало что способно объяснить: ирландцы - это не все кельты (шотландцы очень даже бодрый и жизнерадостный народ), как и русские - не все славяне.

Хотя влияние основной расы народа на его культуру и менталитет бесспорно, объяснить ей родственность русской и ирландской ситуаций возможным не представляется, ведь никакого особого родства между двумя народами в этом смысле нет. А вот что очевидно, так это родственность социальных условий, в которых они формировались.

У русских причиной множества социальных пороков стало сперва закрепощение большинства народа государством, а потом крайне неудачный выход из него, социальная трансформация, закончившаяся катастрофой.

А что же ирландцы? Мало кто знает, но этот народ был порабощен англичанами не в отвлеченно-национальном, а в самом что ни на есть буквальном и брутальном смысле. Вот очень познавательная статья, которая содержит в себе краткую хронологию и фактографию эксплуатации Британской империей ирландских рабов с характерным названием "Белое рабство: ирландские рабы, о которых не помнит история".

Для тех, кто не владеет английским, краткая выжимка:

- ирландское рабство берет отсчет от 1625 года (примерный ровесник русского крепостного права), когда ирландских узников (в основном это плененные бунтари, - примечание мое) стали продавать в качестве рабов в Новый свет;

- в 1641-1652 году англичане убили 500 тысяч ирландцев и обратили в рабство 300 тысяч, численность ирландской популяции всего за одну декаду снизилась с 1,5 миллиона до 600 тыс. человек, значительной частью которых остались вдовы и сироты;

- в 50-е годы XVII века 100 тысяч ирландских детей в возрасте от 10 до 14 лет были проданы в Западную Индию, Виргинию и Новую Англию, 52 000 ирландцев были проданы на Барбадос и еще 2 000 детей были проданы уже Кромвелем английским поселенцам в Америке;

- ирландские рабы были товаром более дешевым, чем черные вплоть до XVIII-XIX вв, когда начинается массовый выброс новых черных рабов на рынок: до того момента стоимость ирландского раба в среднем не превышает 5 стерлингов против 50 африканского;

- английские плантаторы массово использовали технологию скрещивания ирландских женщин с африканскими рабами, чтобы получить более развитое потомство, потомки которых по расистским законам о "капле крови" уже навсегда оставались цветными. 


Итак, мы имеем дело с классическим рабством, а также планомерной антиселекцией в масштабах целой популяции, влекущей за собой как распространение социальных пороков в виде пьянства (поощряемого британским государством, как и российским). Вкупе с не самым здоровым климатом, очевидно, что это не могло не вести как к минимум к закреплению и усугублению (это если принять крайнюю теорию об изначально расовой предрасположенности) своеобразной социальной ментальности, черты которой автор изначально цитируемой статьи находит и у русских.

Очевидно, что и на ирдандцах, и на русских самым негативным образом сказалось распространение капитализма. У русских капитализм привел к отрыву от корней и выбросу в разлагающие условия не только низов русской культуры - крестьянства, пополнившего ряды люмпен-пролетариата, но и разложению ее верхнего и среднего слоев, как мы о том писали в "Русском цикле".  Как известно, Шпенглер считал русских абсолютно негородским народом, и с ним можно согласиться в том смысле, что городская русская культура - депрессивная, а позитивно русские чувствуют себя в усадебно-дачной нише, подчеркну, не в колхозе, не в пресловутой общине, а именно в своих домах на своей земле, где можно быть хозяином и жить со своей семьей в окружении природы, а не в каменных джунглях.  


У ирландцев была схожая ситуация - народ, который на протяжении веков подвергали социальной антиселекции, в итоге был выброшен в систему, которая объективно работает на деградацию любого общества.  

Тем не менее, политически ирландцы сумели выбраться из национальной ямы: утратив к середине XIX века даже свой язык, ни сумели собраться в кулак как нация и сбросить с себя английское владычество. А вот последствия такового изживать гораздо сложней и в этом смысле ситуации обеих народов заметно отличаются.

Существованию ирландцев, которые сумели отделиться от убивающего их имперского государства и создать свое национальное, ничего не угрожает даже при сохранении этих пороков. Русские же по-прежнему остаются заложниками своей империи, которая изводит их как этнос, замещая другими народами. Поэтому у русских в отличие от ирландцев альтернативы нет - либо заниматься самолечением как условием достижения необходимых этнополитических задач, либо сгинуть, как сгинули бы ирландцы, которых англичане почти стерли с лица земли.

19 июня 2012 года


Комментариев нет:

Отправить комментарий