четверг, 21 мая 2015 г.

Два выступления и одно письмо: о ближайших перспективах Уммы



За последние несколько дней пришлось ознакомиться с тремя разными посланиями из Шама или по поводу Шама, смысловая связь между которыми представляется интересной.

Во-первых, это выступление Джемаля о перспективах Уммы в случае взятия Дамаска ИГ.

Во-вторых, это выступление русскоязычного представителя ИГ Абу Джихада.

В-третьих, это письмо моджахедов из ДМА о происходящих внутри нее разборках.

Джемаль говорит о том, что взятие Дамаска ИГ, на его взгляд уже предопределенное, автоматически превращает их в мировой политический центр Ислама, причем, даже без необходимости дальнейшего территориального расширения.

Логика понятна. Значимость Дамаска для мировой и исламской истории такова, что окажись он в руках амбициозной и обладающей необходимым потенциалом силы, и она действительно могла бы превратиться в исламский и один из мировых политических центров.

Однако это прогнозы Джемаля, который уже не раз выдавал желаемое за действительное, да и отказывался потом от них как ни в чем не бывало. А как эти мечты Джемаля о перспективах ИГ как мировой политической силы, привлекательной как для исламского, так и для части неисламского мира, соотносятся с реальностью самого ИГ?

Взглянуть на нее позволяет хотя бы выступление Абу Джихада, который обвинил политическое крыло ИК в отходе от исламского манхаджа и дружбе с тагутами. И на каком же основании?

А на том, что к своим мероприятиям в защиту борьбы кавказцев функционеры ИК привлекают представителей освободительного движения Тибета и солидаризируются с украинцами и поляками как с жертвами московского империализма и союзниками по борьбе с ним.

Ну и какой может быть политический центр из людей с таким мышлением?

Сахабы, напомню, радовались победе византийцев над персами, и что же, по этой логике, получается они были за тагутов? Но эмоции, конечно, эмоциями, а политика политикой. Но я напомню, что именно благодаря поддержке Османскими султанами протестантских раскольников в Европе Халифату удалось несколько веков обеспечивать свое доминирование над ней и дойти аж до Вены. Вот это (поддержка протестантов против католиков) была действительно дальновидная политика, и если бы у Уммы образовался такой политический центр, он действительно мог бы стать плацдармом для мировой политической революции. Но ведь, с точки зрения представителей ИГ, такие методы это сотрудничество с куфром и куфр, да и не только представители ИГ так считают, чего уж там.

Однако насколько мне позволяют судить мои кабинетные знания, больше шансов взять Дамаск не у ИГ, а у противостоящих им сил сирийских моджахедов, включая Исламский Фронт, Джабхат ан-Нусру и другие.

И в этой связи обращает на себя внимание недавнее письмо об атаманщине и порожденных ей разборках в ДМА. Собственно говоря, это ведь просто модель происходящего во многих группах, не относящихся к ИГ - постоянные внутренние разборки, переходы, дележки, непрочные союзы и их распады.

Именно на этом фоне и стал возможным успех ИГ как силы, сделавшей ставку на централизованное единоначалие. И будь у этой силы другая политическая методология, не приходится сомневаться, что она добилась бы того успеха, что ей прочит Джемаль. Но налицо совсем другие подходы и горизонты мышления, с которыми далеко не уедешь.

Сумеют ли воспользоваться этим другие группы моджахедов как шансом в случае взятия ими Дамаска, как был взят Идлиб? Ведь такое взятие будет означать овладение колоссальным политическим капиталом, который может быть как преумножен, так и пущен на ветер.

Пока ситуация выглядит так, что пирамидальная модель ИГ несмотря на свою примитивность выглядит как действенная и эффективная в сравнении с атаманщиной, царящей в рядах других групп.

Однако координация действий этих групп во время и после взятия Идлиба родила очень осторожную надежду на то, что альтернативой как пирамидальной структуре, так и анархии может стать более сложная, но перспективная организация - устойчивое объединение в военно-политические советы, учреждающие независимые шариатские суды, привлекающие местных авторитетов и ученых к управлению территориями.

Ирония заключается в том, что в пику пирамидальным структурам именно такую модель и поддерживал долгие годы Джемаль, который сейчас однозначно приветствует ИГ.

Что касается меня, я считаю сложные виды политических организаций имеющими меньшую вероятность на реализацию и сохранение и в отличие от Джемаля всегда считал централизованные авторитарные структуры могущие быть исторически оправданными. Однако идеология той централизованной структуры, что имеет место в данном случае, не позволяет мне связывать с ней никаких политических и, тем более, цивилизационных надежд.

Поэтому надежда тут может быть на нечто маловероятное - на то, что альтернативные ИГ силы смогут реализовать и институционализировать более сложную, но и обладающую большим потенциалом модель, способную на реализацию тех стратегий, которые само закрывает для себя ИГ.

И в таком случае взятие Дамаска и превращение его в центр этой силы (оформленной как Исламский Эмират Шама или даже еще один Халифат) действительно может стать поворотным пунктом для всей мировой политики.

2 комментария:

  1. Говоря о падении Дамаска, все почему-то исходят из того, что этому будет сопротивляться строго режим Асада+его явные или скрытые союзники. Однако приходят сведения об усилении армии Израиля на северном для него направлении. Пока речь идет отпомощи друзам, которы проживают по обе стороны границы. Но не может быть сомнений, что Ищраилю не понравится иметь на своей границе оформившееся и неуправляемое (хоть и дискуссионно) агрессивное государство. Так что нельзя исключать, что когда колонны ИГ или Джабхат ан Нусры будут стекаться на штурм Дамаска, по ним будет нанесён мощный авиаудар.
    И это не говоря уже о переменчивой, в нвнешние времена, позиции тактх стран как Россия, США, Турция и т.д.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Нельзя исключать и такой сценарий, да.

      Удалить