четверг, 18 июня 2015 г.

Умма должна поработать головой!



Призыв к разработке согласованной платформы мыслителями Уммы


Исламское движение в наши дни оказалось как в практическом, так и в теоретическом кризисе. 

Одной из причин этого является ненадлежащая обоснованность политической мысли шариатскими аргументами и наоборот. 

По сути, мы имеем две крайности, каждая из которых блокирует политическую борьбу за интересы Ислама как цивилизации. 

Первая - приспособленческая. Она заключается в использовании фетв исламских юристов (факихов) для признания и поддержки режимов и систем, явно несовместимых с возможностью возрождения Ислама как цивилизации. Среди них выделяются подгруппы: консервативные юристы, которые делают акцент на повиновении правителям в любых обстоятельствах и практической невозможности отстранить их от власти, и реформистские юристы, которые призваны обосновать современные системы и политические категории либеральной демократии и международного права в шариатских категориях договора, фикха меньшинств и т.п. 

Практическим итогом деятельности приспособленчества должно стать принятие мусульманами существуюшей, навязанной Умме системы как объективной и соответствующей нормам и интересам Ислама.

Вторая - деструктивная. Осознавая несовместимость существующей системы с интересами возрождения Уммы, ее представители обосновывают это в такой системе религиозно-юридических (фикховых) координат, которые неизбежно ведут к разрушению не только и не столько существующей системы, сколько самого исламского движения, то есть, попыток выстроить исламские альтернативы ей. Методами этой деструкции становится обвинение в неверии (такфир) за явное или мнимое участие в существующей системе, независимо от целей этого участия (включая, цель изменения или даже свержения этой системы изнутри).

Если первая группа принимает как объективную данность диктат гуманистических (человекобожеских) ценностей, расчленение Уммы на государства-нации, подчиненные наднациональному праву, политическую и экономическую гегемонию неисламских держав и систем, то вторая, имея осознание их враждебности Исламу, рассматривает любую деятельность внутри этой системы как недопустимую, независимо от ее целей. Она считает возможным только полный выход из этой системы и учреждение своей без всяких компромиссов. И это можно было бы принять за революционную последовательность, если бы речь шла об одном народе или стране, а не мировой исламской умме, большая часть которой практически будет оставаться в рамках навязанной ей системы, даже если один или несколько ее участков сумеют из нее выйти. 

Как нам выйти из этого тупика?

На мой взгляд, мы нуждаемся в разработке категорий и принципов фикха для современной политики общими усилиями исламских политических мыслителей и исламских юристов (факихов). Когда я говорю об исламских политических лидерах и мыслителях, надо понимать, что речь идет о тех из них, кто ставит во главу угла не интересы какого-то государства и режима, пытаясь обосновать их с позиций шариата, но о тех, кто во главу угла ставит интересы Ислама и его носителей, и стремится к их наиболее полной реализации, распространению и усилению их влияния. Так же есть и исламские юристы (алимы, факихи), которые являются не алимами режимов или государств, а алимами Уммы.

Мы должны рассмотреть каждый из политических и общественных институтов современного общества, с которым имеем дело, в двух аспектах: как элемент чуждой системы и как инструмент, который может или не может быть использован вне ее, а также против нее. Это касается вопросов голосования на выборах, создания партий и участия в них, митингов, забастовок, обращений в суды, информационных кампаний в странах проживания и т.д., и т.п.

Есть ли третий путь между принятием всего этого и растворением в чуждой системе и изоляцией от всего этого в обреченном гетто, будь то гетто в виде квартала или в виде государства, отрезанного от реальности огромной части Уммы?

Почему этот третий путь получался у коммунистов? Они ведь тоже не признавали господствующую систему, стремились к революциям и устраивали их, сумев политическими и военными методами захватить полмира. Но при этом в зависимости от ситуации участвовали в выборах, создавали коалиции с попутчиками, вели легальную или подпольную пропаганду и т.д., и т.п.

Неужели, имея миллиард человек, проживающих по всему миру, первые неконтролируемые навязанной системой территории, происламские силы в оппозиции или даже во власти некоторых стран, исламские диаспоры почти во всех немусульманских странах, мы не можем как практически, так и теоретически добиться, чтобы это все работало как единая глобальная система?

Уверен, что можем, если за стол сядут ведущие мыслители и патриоты этой Уммы и хорошенько поработают головой. Требуйте этого от них, о мусульмане!


Харун Сидоров

1 Рамадана 1436 года  


4 комментария:

  1. Все эти сентенции, про "когда надо мы используем демократические институты, а когда нет - не используем; когда надо стоим на своем, а когда нет - братаемся хоть с чертом", называются словом "Оппортунизм". Или я ошибаюсь?

    ОтветитьУдалить
  2. Есть разница между подходами большевиков и меньшевиков в этом вопросе: https://www.facebook.com/harun.sidorov/posts/10205823145091181?pnref=story

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Не вношу в этот термин накакой отрицательной коннотации. Наоборот я к тому, что возможно стоит в открытую провозгласить подобный термин как отражающий определенное направление в исламской политике.
      "Исламский оппортунизм".

      Удалить