суббота, 22 июля 2017 г.

Биткоин и проблема качества Уммы

Забавно наблюдать за тем, как "продвинутые мусульмане" подседают на уже раскрученную иноверцами тему биткоина и блокчейна после нескольких десятилетий игнорирования ее оригинального сущностного исламского аналога.

Ведь в чем именно суть (а не технология!) биткоина? В выходе из парадигмы эмитирования денег государственными банками и переходе к договорным (рыночным) деньгам. Это если редуцировать вопрос к "что", оставляя за скобками "как".

Но разве не это несколько десятилетий к ряду предлагали исламские монетарные партизаны из "Мурабитун" со своей системой "динар - дирхам - фулус"?

Ровно то же, но в более совершенном и завершенном виде, когда фулус как аналог биткоина (который в последние годы предлагался уже и как e-фулус), может "майнить", кто и как угодно, а динары и дирхамы (которые тоже уже предлагались как e-динары и е-дирхамы) выступают в качестве стабильной привязки к реальным активам, гарантирующие ее от спекулятивного произвола.

Когда это предлагали исламские интеллектуалы, им крутили пальцами у виска, обвиняя их в том, что они хотят пересадить всех с мерседесов на верблюдов. Но вот, эту тему практически реализовали креативные иноверцы, и наши "продвинутые мусульмане" тут как тут - щеголяют своей причастностью к модному тренду.
Однако проблема динара-дирхама-фулуса и биткоина на самом деле гораздо глубже того, что мусульмане упустили старт темы криптовалют или разработку технологии блокчейна.

В конце концов, горе не беда - упустили их, вполне можно овладеть чем-то другим или ими же, но с опозданием.

Но проблема глубже. Еще раз, в чем сама суть идеи альтернативных валют, которую в очень ограниченной нише сейчас реализуют биткоинеры?

Это ликвидация монополии государства на эмиссию валюты. А значит, и разрушение краеугольного камня нацгосударства, альтернативой которому, начиная с финансового уровня, предлагаются экстерриториальные сети.

Именно в этом с самого начала и заключалась политическая философия "Мурабитана", видевшего субъектом нового проекта на макроуровне - Умму, а на микроуровне - джамааты.
Таким образом, здесь мы видим проект, революционность которого не достигнута блокчейнерами, еще и потому, что он потенциально содержал в себе всю цепочку социальных элементов, необходимых для функционирования новой СИСТЕМЫ.

Ахилики, базары, караван-сараи, футувваты - когда мы об этом говорили, все смотрели на нас как на реконструкторов, ретроградов и луддитов, не понимая, что все они возможны в принципиально новом и футуристическом (онлайн, например) виде как узлы, необходимые для новой сети.
А сейчас когда видно, что именно в эту сторону, хоть и с другими названиями, по сути движутся альтер-глобалисты, максимумом революционного потенциала в масштабах мир-системы, который продемонстрировали мусульмане, оказалась способность убивать и умирать - столь же эффектно, сколь и не эффективно.

И в этой связи возникает очень интересный вопрос, как теоретический, так и практический - об отношениях мусульман и национального государства (существующих государств).

Способны ли мусульмане, в чью умму имманентно вложен этот потенциал больше, чем в кого бы то ни было, преодолеть формат национального государства эпохи индустриального модерна и выйти в сетевой, глобальный, экстерриториальный и постиндустриальный формат?
Реализация проекта динара-динара-фулуса и шире, возрожденного в новых реалиях муамалята, была (бы) показательным тестом в этом отношении, ибо добившие этого социополитические субъекты - джамааты, таким образом снизу и очень практически воссоздали бы глобальную субъектность уммы. По крайней мере, в том концептуальном контуре, которым биткоинщики сегодня прорисовывают свою альтер-глобалистскую субъектность.

Однако этого не произошло, и не потому, что проект встретился с таким уж сильным сопротивлением и саботажем со стороны представителей старого мира - банкиров (в т.ч. так называемых исламских), системных политиков и государств. Этого не произошло, потому что на 9/10 он не был востребован теми, к кому он был обращен - уммой в целом и джамаатами, в частности.

И вот эта тестовая реальность наглядно показала - к переходу к самодостаточному, не теоретическому, а практическому наднациональному исламскому сетевому формату мусульмане не готовы, если только не считать под сетью вирусные технологии деструкции, работающие против самих же мусульман.

Почему это так и что нужно, чтобы это изменить? Год назад, почти в это же время мы обсуждали эту тему с Гейдаром после провалившегося в Турции путча, рассматривая как ее актуальный потенциал, так и ограниченные горизонты турецкого национал-государственного проекта. Мы соглашались с тем, что исламский проект требует наднационального формата, но я делился с ним своим скепсисом в отношении способности достичь этого здесь и сейчас. И потому мы обсуждали, что в принципе необходимо для этого.

Гейдар сказал правильную вещь, но которую надо глубоко осмыслить - такое наднациональное объединение возможно только на основе новой интегральной доктрины. В качестве таковой он видел свою концепцию, и с этим я как раз не согласен - не только из-за спорности ряда ее положений, но и потому, что сам формат индоктринирования всех одной моно-доктриной, это формат прошлой эпохи, который просто не соответствует той реальности, в которую мы входим.

Однако с Гейдаром можно согласиться, если отталкиваться не от того, что конкретно он мыслил (какие-то из его мыслей ценны и могут быть приняты, какие-то нет, тут речь о том, что они не могут быть новой догмой вроде марксизма-ленинизма), а от того, как он мыслил.

И вот эта способность мыслить, способность ставить проблемы и искать решения, способность генерировать дискурсы, рождающаяся из встречи Откровения и размышления, базирующегося на всем интеллектуальном наследии мировой цивилизации, превращенном в инструмент служения Богу и наместничества от Него - это, конечно, то, без чего в новый формат мусульманам не перейти. И это Гейдар понимал, и понимал давно - еще тогда, когда этого не понимал я в момент нашего с ним расхождения в 2005 году...

Но в дискуссии на счет биткоина и блокчейна мои оппоненты указали на правильную вещь - достижение уровня, необходимого для реализации прорывных решений, требует соответствующих условий.

И так как антисистемные "халифаты" и "эмираты" не только не предоставили мусульманам таких условий, но ставят их в условия прямо противоположные - деградации и маргинализации, это снова возвращает нас к вопросу о соотношении мусульман, осознающих себя носителями проекта Уммы, с существующими национальными государствами.

В этом и заключается ответ нашим критикам, недоумевающим по поводу того, как мы можем испытывать какие-то иллюзии в отношении эрдогановской Турции и делать геополитическую ставку на нее.

Иллюзий в отношении нее нет - проблема в том, что еще меньше их в отношении нас, в отношении нашего потенциала на данный момент... Именно по этой причине, пусть и не без колебаний (это мы с ним тоже обсуждали), на последнем этапе своей жизни эрдогановскую Турцию тактически поддерживал даже такой критик национал-бюрократий и государств как Джемаль.

При всех проблемах и при всей ограниченности потенциала и срока годности государств, как в нынешнем Исламском мире, так и на Западе, только они на данный момент предоставляют условия для достижения того уровня, того антропологического качества, без которых любые антисистемные проекты мусульман будут срываться в самодеструкцию.

Двойственность этой ситуации заключается в том, что сам необходимый уровень для этого мусульманами сегодня может быть достигнут только на Западе (в широком смысле), и в этом смысле показательно то, что и "Мурабитун", и Джемаль, и другие генераторы высококачественных исламских проектов и дискурсов в подавляющем большинстве - продукты именно западной среды, точнее, попадания в ее почву семян Откровения. Но в то же время, так как исторической, демографической, ресурсной базой Исламского проекта является Исламский мир, необходимы точки стыковки, они же точки развития, способные усваивать передовые достижения Запада, либо осмысляя их с исламских позиций, либо хотя бы используя их в интересах мусульман.

Это развитие, достижение необходимого цивилизационного уровня и качества является базисом нашей позиции, в то время как политические и государственные формы рассматриваются нами как надстройка, пригодность или непригодность которой мы оцениваем в зависимости от того, способствует она достижению этих целей или нет.

С этой точки зрения даже декларирующие свою исламскость или происламскость государства и правительства мусульманских стран, не только далеки от совершенства, но зачастую отличаются теми издержками, которые в значительной степени препятствуют достижению указанных целей. Проблема, однако, заключается в том, что все антисистемные альтернативы, создававшиеся на данный момент в пику им, были не просто еще хуже, а категорически несовместимы с теми цивилизационными задачами, которые стоят перед исламским проектом.

И причина этого заключается в том, что подобные проекты и инициативы рождались и рождаются в среде с тем совокупным цивилизационным уровнем и качеством, с которым никаких прорывов добиться нельзя, а можно добиться только новых срывов.

Отсюда и задача, которая будет стоять перед Уммой в обозримом будущем, без реализации которой и говорить о чем-то большем нет смысла - достижение соответствующего качества и уровня критической массой мусульман, способных после этого запустить новый исламский цивилизационный проект и стать его антропологическим базисом.

Наше отношение к любым силам, идеологиям, методологиям в Исламском мире должно определяться не теми критериями оценки, которые они сами предлагают для этого, но именно этим - решают ли они задачи развития мусульман в том объеме, что возможен в конкретных месте и времени (а эти возможности должны оцениваться реалистически), или же они своими подходами и действиями способствуют прямо противоположному.

Комментариев нет:

Отправить комментарий