О Саше Маслаке было многое сказано год назад, после его смерти. И мною, в том числе.

Спустя это время могу поделиться скорее своими ощущениями в связи с произошедшим. Хотя, я ни на минуту не пожалел о своей поддержке Украины с 2013 года и продолжаю твердо стоять на ее стороне в борьбе с нашим общим врагом, с уходом Маслака Украины лично для меня стало значительно меньше.

Дело в том, что если одна ипостась Украины — как «анти-России» (анти — путинской России, имперской России) остается неизменной, то другая — большого проекта Великой Руси-Украины, Украины Донцова или Украины Липинского — умерла для меня вместе с ним.

Да, могу это честно признать — именно этот человек, как кому-то это ни покажется странным, для меня был живым воплощением этих надежд. И стал символом их смерти или, по крайней мере, впадения в летаргический сон до появления равноценной фигуры, которой пока на горизонте не видно.

Почему — можно долго объяснять, но тех, кто доверяет моему мнению, я в данном случае просто попрошу поверить мне на слово, или не верить, но позволить мне не вдаваться в дополнительное обсуждение этой мысли по ряду причин… Скажу лишь, что этот человек очень хорошо, трагически, понимал, и как не надо делать (что мы видим), и один из немногих — как и что делать надо.

Поэтому сегодня у меня нет особого желания обсуждать его идеи и дело последнего периода его жизни. Бог даст, появится другой такой человек, такие люди, которые смогут реализовать то, о чем он мечтал, а не даст — ну, значит, так тому и быть, значит, не суждено.

А вспомнить бы хотелось редкого человека, который сумел отшлифовать данные ему вопреки всему (нашему времени, нашей среде) качества аристократа духа и мысли, и стать его ходячим образцом.

Могу также сказать, что будучи генонистом и при этом прихожанином церкви, комплиментарно, но со стороны смотревшим на Ислам, незадолго до смерти он стал более активно и живо им интересоваться, попросив у меня качественную литературу, которая позволила бы взглянуть на него изнутри. В нашем приятельском общении мы, тем не менее, сохраняли определенную дистанцию и уважение к интимному пространству собеседника. Поэтому, у меня нет оснований делать каких-либо заявлений или высказывать какие-либо предположения на сей счет… Один Бог в конечном счете знает, кто, как и кем перед Ним предстает.

Незадолго до его ошеломляюще-внезапной смерти мы планировали нашу встречу, на сей раз уже не в Киеве, а в Праге, где его ждал подарок в виде редкой книги по истории украинской эмиграции.

Не удалось. Для меня это не только политическая, но и очень личная потеря.


Харун Сидоров: Политическому солдату (07.09.17)

Саша Маслак — это человек, чья жизнь и смерть является убедительным назиданием людям, относящимся к тому же редкому типу индивидов, что и он — типу политического солдата.

Назиданием идти своим путем, делать свое дело и не срываться, пытаясь стать тем, кем ты не являешься.

Тебе может иногда казаться, что ты кабинетный теоретик, но правда в том, что смерть идет за тобой так же, как и за теми, кто сидит в окопе, и застанет тебя на твоем посту, при этом обойдя их.

Тебе может казаться, что ты неудачник, еле сводящий концы с концами, но люди, настоящие люди прекрасно понимают, что на самом деле ты сделал выбор подлинного аскета, не желая продавать первородства своего таланта за чечевичную похлебку сытости и мнимого успеха.

Саша погиб как политический солдат, возвращаясь с конференции, посвященной гибридной войне, конференции в рамках того проекта, которому он посвятил последнюю часть своей жизни — создания Междуморья.

Мы немного общались с ним на эту тему, и я знаю, что ему нелегко далось решение войти в руководство Национального Корпуса — он понимал, что тем самым сжигает за собой мосты научной карьеры, особенно в науке международной, в которой сегодня царит леволиберальный диктат.

Но он принял такое решение, выбрав путь мыслителя-практика, мыслителя-воина, для которого интеллект является орудием борьбы за политическое дело, за свой политический проект и встретил символическую смерть — _в пути_с гибридной войны (и кто знает, не без помощи врагов ли…)

Я знаю, что как патриот Украины в разгар войны он думал о том, чтобы отправиться на Восток, с оружием в руках. Это соблазн, наверное, свойственный всем пассионарным интеллектуалам в такие моменты, и его справедливо отговаривали, потому что таких, как он, единицы в современной Украине и его мозги были гораздо нужнее ей, чем его руки. Как видно, это ничего не решает в отношении смерти — среди моих друзей тут немало тех, кто прошел через самые горячие точки, и они слава Богу, живы, и занимаются, кто бизнесом, кто чем, а Саша, оставшийся сражаться своим интеллектом, встретил предначертанную ему смерть на своем боевом посту.

Это мужество интеллектуала, политического солдата жить и умирать тем способом, который ему предписан, представляет собой верность особого рода — исполнением того, что древние арии называли Дхармой.

Таким был мой учитель Гейдар Джемаль, до последних дней своей жизни продолжавший рассуждать и учить, несмотря на колоссальные боли. Таким останется в моей памяти мой приятель Александр Маслак, живший как философ-аскет и погибший как воин-философ.

Опубликовано на http://www.mesoeurasia.org

 

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*