ИСТОРИЧЕСКИЕ ВЫБОРЫ В БОСНИИ

В эти выходные в Боснии и Герцеговине должны пройти выборы, о возможных последствиях которых говорит хотя бы то, что президент Хорватии Грабар-Китарович, выступая недавно на Генассамблее ООН, заявила, что их результаты могут открыть ящик Пандоры на Балканах.

Могут и, скорее всего, откроют. Тем, кто хочет понимать суть вопроса, рекомендую свой материал о прошлом, настоящем и возможном будущем Боснии

Так как выборы в БиГ проходят у трех народов (босняков, сербов и хорватов) и двух энтитетов (босняцко-хорватской Федерации Боснии и Герцеговины и Республики Сербской), на повестке дня стоят три ключевых вопроса:

1) победят ли у босняков националисты или интернационалисты;
2) победят ли у хорватов пробоснийские силы или сторонники Великой Хорватии;
3) какие именно сторонники Великой Сербии победят у сербов — нацеленные на развал БиГ уже в ближайшее время или заинтересованные в маневрировании и торге с Западом.

Босняки

Ключевой вопрос этих выборов будут решать они. Основной выбор будет стоять между SDA (Партией Демократического Действия), созданной Алией Изетбеговичем и возглавляемой его сыном Бакиром, который в силу ограничения сроков нахождения у власти оставляет в этом году должность сопрезидента БиГ от босняков, и противостоящими ей партиями.

Главная из них — это Социал-Демократическая Партия (SDP), являющаяся преемником титоитского Союза Коммунистов, центристская партия Фахрутдина Радонича SBB (За лучшее будущее Боснии) и еще кучка партий-спойлеров, призванных оттянуть голоса у SDA.

SDA — это фактически партия босняцкого национализма, но запертого в формате дейтонского недогосударства. Их задачи сугубо эволюционные, но при этом стратегические. Так как на босняков работает демография, они заинтересованы в сохранении динамики роста числа босняков и исхода из страны сербов и хорватов, что в перспективе пары десятилетий позволит им сбросить с себя дейтонские оковы и сделать Боснию полноценным государством боснийского большинства.

Эти планы стратегически неприемлемы для великосербских и великохорватских националистов, которым для их срыва требуется действовать безотлагательно, о чем далее. Однако неприемлемы они и для немалой части босняцкого общества. Часть из них — это идейные югославофилы и титоисты, которые к босняцкому национализму относятся примерно так же, как электорат «Оппозиционного блока» и Медведчука в Украине — к украинскому. Другая часть боится новой войны или раздела Боснии в результате конфронтации националистов, считая, что единственным шансом ее сохранить является не босняцство, а босанство, то есть, чисто гражданский патриотизм и единство народов, лучшим образцом которого была титовская Югославия.

Хорваты

Сейчас хорватскую общину представляет Хорватский Демократический Союз (HDZ) — та же самая партия, что находится у власти в самой Хорватии. Это партия ее создателя Франьо Тужмана, о политике которого по отношению к БиГ я тоже писал ранее 

Их стратегическая цель — либо добиться выполнения неприемлемых для босняцкой общины условий абсолютного равноправия в Федерации, где хорваты, составляя всего лишь 15% населения, и без того контролируют 33% позиций, либо отделиться от нее, создав третий энтитет — Республику Герцег-Босния.

Основной противовес этим планам сегодня представляет Желко Комшич, лидер Демократического Фронта (DF), патриот БиГ, за свои воинские заслуги и доблесть удостоенный высшей награды государства — ордена золотой лилии.

Также надо отметить, что вскоре предстоят выборы в самой Хорватии, где правящему HDZ будет противостоять новая партия Бруно Эсих и неоусташа Златана Хасанбеговича, о котором я писал в статье выше. Так что, в случае, если бы в БиГ победил Комшич, а в Хорватии — Эсих и Хасанбегович, в баталиях с сербами босняки получили бы надежный тыл. В противном же случае им предстоит борьба на два фронта.

Сербы

У сербов в отличие от хорватов в принципе не стоит серьезного идейного выбора — все их основные партии воспринимают БиГ как чуждое государство, а как родину исключительно Сербию, с которой необходимо воссоединиться.

Вся разница только в том, что правящая партия фаворита Кремля (Путин недавно открыто пожелал ему победы) Милорада Додика — SNSD (Союз независимых социал-демократов) в случае своей победы обещает раскачать и добить БиГ в скорейшие сроки, а оппозиционная Сербская Демократическая Партия (SDS), чтобы скинуть Додика получает поддержку Запада и вынуждена будет какое-то время торговаться с ним.

Впрочем, надо понимать, что и для SDS это всего-лишь вопрос времени. Забавно, что когда-то она была в положении SNSD и наоборот — когда эта партия осужденных военных преступников Караджича и Плавчич была у власти, Милорад Додик, заручившись поддержкой Запада и продав себя ему как «хорошего парня», скинул этих «плохих парней». Сейчас хорошие и плохие парни поменялись местами, но на самом деле предельно ясно, что речь идет всего лишь о плохих и хороших следователях. Впрочем, тактически поражение Додика сейчас может дать необходимое время для нейтрализации угрозы надвигающейся войны.

Возможные варианты

У меня нет данных рейтингов двух этих партий, но я наблюдаю предвыборную кампанию SDA и SDP в режиме онлайн, и по количеству избирателей, приходящих к ним на встречи, по обсуждениям в сетях, анализу аккаунтов, мне кажется, что они идут ноздря в ноздрю. Более того, чисто интуитивно у меня есть нехорошее ощущение, что SDP идет лучше, но тут надо сделать поправку на то, что это наблюдения не в поле, а исключительно издалека.

Что будет означать победа той или иной стороны?

Победа SDA, с одной стороны, и HDZ и SNSD, с другой — это почти неминуемый антагонистический конфликт и с высокой вероятностью новая война. Собственно, команда, выдвинутая на эти выборы SDA — это именно военная команда — кандидатом в сопрезиденты от босняков подобран Шефик Джаферович — глава военной контрразведки Армии БиГ во время войны, а открытую поддержку ему оказал другой ее легендарный участник — Насер Орич. Это является наглядным проявлением общего настроя многих сторонников SDA, которые готовятся именно к новой войне, хотя, конечно, мало кто ее хочет.

Победа у босняков SDP или SBB может несколько разрядить напряженность в отношениях главным образом с сербами. Однако надо понимать, что ценой такой разрядки и такого мира будет отказ от босняцкого характера БиГ и в частности воинствующий секуляризм и борьба с «исламизацией» со стороны неокоммунистов.

Самый худший вариант, однако, это если конфликт с сербскими сепаратистами все равно произойдет, но возглавлять БиГ в условиях новой войны будут не босняцко-мусульманские силы, а государственники-интернационалисты титовского разлива, потому что мусульмане в таком случае будут воевать за чуждый им проект.

Впрочем, дождемся уже результатов, даст Бог — в начале следующей недели они должны быть известны.


Тут возник интересный вопрос — почему по отношению к БиГ я не руководствуюсь принципами коммунитаризма и конфедерализма, которые продвигаю применительно к России?

А все очень просто — потому что, ни о каком коммунитаризме и конфедерализме там речи не шло, там она всегда была о том, что сторонники Великой Сербии и Великой Хорватии не признавали за Боснией права на существование, а видели ее частью себя или поделенной между ними.

При том, что как раз мусульманская SDA Изетбеговича до последнего выступала за сохранение единого многонационального пространства Югославии при перестройке его на тех самых принципах конфедерализма и коммунитаризма. И только когда стало ясно, что Югославия превращается в Великую Сербию, был взят курс на независимую Боснию.

Далее, с сербскими и хорватскими националистами в БиГ проблема не в том, что они коммунитаристы, а в том, что они ирредентисты и шовинисты. Они считают, что Сербия и Хорватия должны быть национальными государствами, а Босния — их придатком, либо же она должна быть превращена в анклавное гетто, лишенное земель, с которых были вычищены мусульмане.

То есть, это постановка вопроса вроде того, что в Украине должен быть регионализм при сворачивании такового в России или что в Латвии государство должно содержать параллельное русскоязычное образование при том, что в России в нацреспубликах в поголовно русскоязычных школах уроки местных языков и те отменяют. То есть, просто хуцпа.

Поэтому либо речь должна идти о Югославии регионов, а не нацгосударств, что мусульмане поддерживали еще в первой Югославии, как не хотели и распада второй, либо, если Сербия и Хорватия стали национальными государствами своих титульных наций, в которых босняки являются нацменьшинством, Босния должна быть таким же нацгосударством, в котором сербы и хорваты живут как нацменьшинства с возможностью автономии в местах компактного проживания (симетрично с Санджаком в Сербии).


Милорад Додик на выборах сопрезидента БиГ от сербов победил, набрав 53,79% голосов, а его преемница Желька Цвиянович возглавит после него т.н. Республику Сербскую БиГ, получив на выборах ее главы наибольшее количество голосов — 47,53%.

Это хорошая новость для Москвы, ждавшей этой победы, и плохая для БиГ, чьими нескрывающимися врагами являются Цвиянович и Додик. Однако возможностей раскачивать БиГ, используя легальные инструменты ее коллективного президентства, у Додика будет меньше, чем он надеялся. Дело в том, что сопрезидентом от второго народа — хорватов, объединившись с которыми сербские шовинисты планировали противостоять мусульманам-боснякам, неожиданно был избран не союзник Додика — Драган Чович, а убежденный боснийский патриот Желько Комшич.

Комшич получил 52,83% голосов, существенно опередив Човича, набравшего лишь 35,74%. Но по мнению хорватских националистов, сделать ему это удалось благодаря голосам тех босняков, которые организованно голосовали за кандидатов в члены коллективного президентства не от своего босняцкого народа, а от чужого хорватского, чтобы протащить нужного им кандидата. На этом основании сторонники Човича и стоящей за ним Хорватии заявляют, что Комшич не представляет хорватов и что последним нужна своя республика, которая бы их обезопасила от гегемонии босняков. Но легальных возможностей добиться этого, не посягая на Дейтонский мир, гарантированный международным сообществом, у них нет. В итоге, представлять хорватов будет патриот Боснии и союзник босняков Комшич, а не агент влияния Хорватии и сторонник обособления хорватов Чович.

Еще одни надежды, которые не оправдались у Москвы, Белграда и Додика — на выборы в коллективное президентство БиГ от самого босняцкого народа. Мусульманским патриотам из партии отца-основателя независимой Боснии — Алии Изетбеговича на них противостояли наследники югославских коммунистов-интернационалистов в лице Дениса Бекировича и просербский олигарх Фахрутдин Радонич. Они получили 33,67% и 12,89% соответственно, уступив кандидату мусульманских патриотов Шефику Джаферовичу, набравшему 36,89% голосов и занявшему должность сопрезидента БиГ от босняцкого народа (выборы в БиШ проходят в один тур).

Показательно, что и Джаферович, и Комшич, которые будут представлять интересы БиГ в ее сопрезидентстве, противостоя сепаратисту Додику, легендарные участники войны в 90-е годы. Джаферович возглавлял военную контрразведку Армии БиГ, а Комшич является каваллером высшей военной награды — Ордена Золотой Лилии.

Подобный боевой опыт и настрой патриотам БиГ для противостояния ее врагам будет как нельзя кстати. Особенно с учетом того, что в свете избрания пробоснийского кандидата сопрезидентом от хорватов сепаратисты будут вынуждены либо умерить свои амбиции, либо перейти к действиям вне правового поля.


 

SDA — УНИКАЛЬНАЯ НАЦИОНАЛЬНО-ПАРТИЙНАЯ АСАБИЙЯ

Размышляя над результатами выборов в Боснии (см.предыдущую публикацию), я окончательно убедился в мысли, которая у меня возникла давно. Выигрывшая их Партия Демократического Действия (SDA) должна изучаться и рассматриваться нами не просто как местная партия, а в качестве уникальных политических модели и опыта, в одном ряду с такими величинами политики в современном Исламском мире как классические Братья-Мусульмане, турецкая ПСР, туниская Нахда, проекты Махатхира и Имрана Хана и даже (обязательно) шиитские проекты вроде ливанской «Хезболы».

Начнем с того, вроде бы формального, но на самом деле весьма показательного обстоятельства, что оставив, в соответствии с конституцией БиГ, должность ее сопрезидента от босняков, и сумев провести на нее Шафика Джаферовича, Бакир Изетбегович де-факто остался политическим вождем босняцкого народа. Слава Богу, ни у кого не вызывает сомнений лояльность выдвинувшей его партии и ее вождю нового президента от босняков.

При существующей структуре государства БиГ это просто объективно. Скажем, в суперпрезидентской стране вроде России любой, ставший президентом при поддержке той или иной партии человек, может послать эту партию через несколько лет и создать новую вокруг президентской вертикали. Ясно, что в парламентском государстве это не так, но ведь БиГ это даже не парламентское государство — это квазигосударственный союз эфемерной федерации двух народов и еще одного, враждебного, но при этом централизованного квази-государства, загнанного в этот союз только принуждением международного сообщества.

В этих условиях должности сопрезидентов от народов носят чисто репрезентативный, статусный характер. Но если у сербов при этом есть вполне реальное государственное образование, то для босняков роль их национального зонтика в БиГ играют две негосударственные структуры — Исламская община и SDA. И если первая поддерживает их фундаментальную идентичность, то вторая позволяет им быть тем государствообразующим народом, чей статус и был главной причиной войны на уничтожение и остается камнем преткновения в наши дни.

В этом качестве SDA прошло проверку историей и доказало свою жизнеспособность. Она не только повела мусульман Боснии по пути национального и государственного самоопределения в условиях кровавого распада Югославии. Она не только была их руководящей силой в условиях войны в окружении, на два фронта. Она, что не менее важно, будучи принужденной к крайне невыгодному миру, сумела в его условиях найти эффективные методы продолжения борьбы, начатой Алией Изетбеговичем, политическими средствами, как это показали последние выборы.

Честно сказать, у меня в этой связи весьма двойственные ощущения. Ведь эффективность SDA как национально-партийной асабийи только подчеркивает уродливость государственной структуры БиГ, внутри которой этой партии приходится бороться за коренные интересы создавшего ее народа, да и крайнюю проблемность демографического наполнения БиГ.

Уже не говоря о гомогенизированном с помощью геноцида населении Республики Сербской, уже не говоря о настрое большинства хорватов, анализ распределения голосов среди босняков позволяет придти к выводу, что даже внутри них не существует консенсуса относительно того, что Босния должна быть государством автохтонных мусульман, каким ее видели предтечи SDA из «Молодых Мусульман» и «Хидайи».

По сути, с помощью маневров и политтехнологий, административного ресурса и мобилизации своих сторонников SDA приходится и удается компенсировать отсутствие у боснийского мусульманского народа своего полноценного, консолидированного государства. И это, действительно, уникальный опыт, который ближе не к моделям правящих партий консолидированных нацгосударств вроде Турции, Туниса или Малайзии, а к «партизанским» (в том смысле, как это понимается в современном английском языке) политическим структурам негосударственных народов вроде РПК или Хезболы.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*