Периодически приходится встречать такие оценки, что, мол, после войны Германию политически кастрировали, но она вот-вот (через несколько лет или десятилетий) все равно поднимется с колен и вернет себе место в клубе мировых держав.

Ну, не знаю, мне кажется, что я неплохо представляю себе реалии современных Германии и немцев, но никаких предпосылок для этого не вижу. Хотя большую часть своей сознательной жизни являюсь четким германофилом (при том, что прекрасно понимаю, что сам не германец и никогда им не стану), то есть, меня такая перспектива бы нисколько не пугала, а наоборот.

Наиболее смешно в этой связи читать комментарии о том, что именно для возрождения немцев и требуется сегодня приток беженцев, которые в дряхлые тевтонские чресла привнесут с собой кровь южных пассионариев. Это, наверное, тех самых пассионариев, что убежали от войны в своих странах или по 15 человек насилуют одну пьяную немку, как произошло недавно в одном из общежитий. Плюс, как мы видим, потомки этих «южных пассионариев» в политике обычно становятся леваками, про-феминистами, про-ЛГБТ, мульти-культи и т.д. Если это все возрождение немцев, кажется, мы стали забывать, как выглядит возрождение немцев, хех. Разве что эта публика была нужна для того, чтобы разозлить немцев и привести к власти какую-нибудь АдГ, но вряд ли — во-первых, едва ли до такой степени получится (да и традиционные партии быстро опомнились и поняли, что лавочку надо прикрывать), во-вторых, современные правые — это такой сброд унтерменшей, с которыми надежды на возрождение тевтонского духа можно связывать не в большей степени, чем с левыми.

При этом, очевидно, что Германия — экономический лидер, локомотив и ядро Европы. Ни меньше, но и не больше. Или как сказал один послевоенный мыслитель, экономический гигант и геополитический карлик.

Впрочем, по мне, так это, возможно, и хорошо. Опыт двух мировых войн показал, что проект централизованной Великой Германии оказался деструктивным как для Европы в целом, так и для самих германцев как ее осевого этнического фактора.

До появления единой Германии немцы стояли у руля двух крупнейших империй Европы — Австрийской и Российской, плюс были фактически одним из двух основных наряду с англосаксами белых народов США. Появление Германии с ее дуболомными имперскими амбициями повсеместно активизировало германофобию и в итоге обнулило позиции немцев как фактически ведущего народа мира, по крайней мере, европейского («белого»).

Так что, возможно, усиление немецкого фактора надо связывать не с очередным вставанием Германии с колен, а как раз с его отвязкой от нее. По моему глубокому убеждению, если у Европы и есть геополитические перспективы, то они могут быть связаны только с формированием общеевропейских нации и патриотизма, в которых немцы, очевидно, будут играть одну из ключевых ролей. Что в территориальном отношении предполагает перенос центра тяжести с нынешних государств на регионы (Европа регионов), тем более, что у немцев они уже существуют в виде органических земель ФРГ.

Это не означает, что для этого требуется ликвидировать как государство Германию. Она отлично работает как ФАБРИКА, так пусть в такой роли и остается. Просто не надо с ней связывать каких-то сверхнадежд, хоть с иммигрантами, хоть без.

В этом смысле, мне кажется, есть очевидные параллели между ситуациями немцев и русских. Имперский российский проект так же тянет русских на дно, пытаясь использовать русский мир как инструмент своего имперского влияния, как пруссаки и Гитлер начали использовать немецкий мир как инструмент влияния Германии. Чем это кончилось для немецкого мира от Поволжья и Карпат до Трансильвании и Судет с Восточной Пруссией, известно.

Сумеют ли русские своими силами решить проблему бесноватого фюрера в Кремле, чтобы не доводить дело до ядерной войны (у Адольфа-то все-таки не было ядерной бомбы) и/или той национально-политической люстрации, которая последовала для немцев после 1945 года, и возможно ли в принципе без них решить российско-русскую проблему — вот в чем вопрос…

Что касается немцев, они за решение своего вопроса заплатили многим, но не всем, и сейчас имеют возможность выйти на новый уровень участия в европейской и мировой политике.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*