При всем моем скептицизме ко всему, что исходит из Франции («может ли быть что доброе из Назарета?»), надо сказать, что протесты желтых жилетов являются наглядным опровержением идеи новых левых, согласно которой обычное, условно белое, большинство населения западных стран можно списывать в музей истории, а революционным потенциалом сегодня обладают только иммигранты и разные трансгендерные меньшинства.

Ранее мы увидели, что именно опираясь на фрустированное белое большинство в США, настоящую политическую революцию сумел произвести Трамп.

Сейчас во Франции в протестах тоже особо не видно цветной иммигрантской молодежи, которая по прочим поводам не прочь погромить французские города. При этом, изображать эти протесты как ультраправые, что пытаются делать некоторые представители этой идеологии, конечно, абсурдно. Их активисты пытаются оседлать эту волну, как это делают и ультралевые, но как верно замечают некоторые наблюдатели, они не правые и не левые, они антисистемные. Это, кстати, напоминает российские протесты 2011-2012 гг, в которых участвовала практически вся идейная палитра недовольных режимом, с той лишь разницей, что нынешние французские носят ярко выраженный социальный характер.

Тем не менее, несмотря на участие в этих протестах отдельных афро-французов и т.п., определяющее их лицо явно «белое», коренное французское. Ну а что на счет мусульман, что на счет политического Ислама, то есть политического измерения и влияния Ислама как фактора на то общество, в котором он присутствует?

Очевидно, что будучи ориентированным главным образом на иммигрантов и диаспоры, в такой ситуации он никак на подобные выступления и движения влиять не может (и как бы еще они на него не повлияли). Что наглядно демонстрирует даже чисто политическую несостоятельность такой ориентации для коренных французских и прочих европейских мусульман, которые приняли хромую лошадь (геттовую иммигрантскую среду) за боевого скакуна (авангард политического ислама).

2 комментария

  1. Әссәләмүгәләйкүм, Харун-әфәнде!
    «а революционным потенциалом сегодня обладают только иммигранты и разные …меньшинства.»
    революционным потенциалом обладает тот, кто способен осуществить гегемонию. остальные -тем более если это «меньшинства» — по определению неспособные обладать гегемонией именно как «меньшинства» — могут быть только инструментом в руках или препятствием на пути гегемона. кстати, в этом кроется причина «растворения бунда» внутри рсдрп(б) и в этом причина нынешнего поражения «потомственных московских либералов». они УЖЕ ИЗНАЧАЛЬНО могли быть ТОЛЬКО ИНСТРУМЕНТОМ. И они этого ни тогда до и во время революции, ни сейчас после 1991 не понимали.
    Вижу новое анонсированное интервью познера как попытку нащупать контуры НОВОГО ГЕГЕМОНА — https://echo.msk.ru/blog/pozner/2326415-echo/ — ЧТОБЫ ВПОСЛЕДСТВИИ ИМЕТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ К НЕМУ ПРИМАЗАТЬСЯ))) но они не владеют уже этой проблематикой и далеко отстали в понимании происходящего. Где то услышали, кто-то подсказал, причем не русскоговорящий. причем не из первых рук. то есть эту тему, я так понимаю, до наших единобожных коллег заинтересованные стороны сознательно не доводят.

  2. Что касается Франции. в текущий момент — технологический и экономический потенциал Франции заметно возрос. Я думаю — институциональные серьезные изменения назрели и перезрели. Либо они сейчас снова всё потеряют как всегда, либо серьезно изменятся до неузнаваемости, разорвав все связи с предыдущим «республиканским» прошлым. скорее как всегда. хотя не вижу, что их сейчас может удерживать в бессмысленном «республиканизме». привычка, инерция? по моему, даже их уже нет.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*