То, что протесты в России с невостребованного в ней уровня борьбы за честные выборы и прочую демократию опустились на уровень борьбы людей за элементарное физическое выживание в виде среды обитания, чем являются экологические и мусорные протесты, было вполне закономерно.

Собственно, повестка Болотной и Сахарова тогда показала, и скольким людям в России интересны все эти честные выборы, и соотношение таковых с условным Уралвагонзаводом. Именно по причине понимания этого исторического момента нас тогда в Исламской Гражданской Хартии в Болотном движении интересовала не столько его политическая, сколько его гражданская составляющая, выраженная в инициативе создания Гражданских Советов, выдвинутой Ильей Пономаревым (и им же слитой).

По сути в ее лице речь шла не столько о взятии или свержении власти, которые интересовали вождей протеста, но об организации параллельных органов представительства граждан, горожан в изначальном понимании. Гражданский Совет был аналогом Генеральных Штатов своего момента или, если угодно, Советов после Февраля, только со ставкой не на «рабочих, крестьян и солдатов», которые выступали как условный Уралвагонзавод, а на активную часть гражданского общества — громади и спiльноти, согласно украинской политической традиции, позже актуализированной в Майдане.

В Москве можно было смириться с распределением основных мест в Гражданском Совете между куриями либералов, левых и националистов с учетом того, что была создана общегражданская курия, куда через выборы в интернете сумели пройти различные организации — от политических, непредставленных в первых трех, до строго неполитических вроде обществ автомобилистов и т.п. И мы, мобилизовав активных мусульман, получили на этих выборах один из лучших результатов, поделив первые места с мухинцами из движения прямого народовластия (АВН).

Так вот, то, на что надо было делать ставку, и что не мог не понимать левый Пономарев, это развитие русской традиции советов как технологии двоевластия, а именно на организацию этих советов по всей стране, их институционализацию с целью если не взятия власти, то постоянного давления на нее. Что и было бы ощутимым результатом протеста, в итоге ушедшего в свисток после хождения с шариками и скандирования «мы здесь власть» и «мы придем еще», окончившихся ничем. Именно потому, что это было бы организацией меньшинства горожан, подлинных граждан, не способных увлечь за собой большинство плебса, охлоса, но в качестве организованного меньшинства представляющего собой грозную силу.

Другим реальным направлением борьбы, которое себя тогда проявило, но которая тоже была слита, ибо не представляла для лидеров протеста самоценности, было отвоевание минимального физического пространства гражданского общества. В Москве это проявило себя в акции Оккупай Абай, которая фактически была борьбой за появление в городе, да и стране, первого Гайд-парка. Что имеет прямое отношение к основной теме данной заметки.

Так вот, то, что в силу неспособности гражданского общества артикуллировать свои цели и интересы и незаинтересованности в этом политических лидеров протеста, он в итоге ушел на уровень борьбы людей за физическое выживание, в которой могут участвовать как хипстер, так и вчерашний уралвагонзаводец, вкусивший путинской стабильности — это естественное развитие событий.

Но нынешние протесты в Ебурге знаменуют собой их выход на другой уровень. И тут я адресую читателей к интереснейшей лекции профессора Олега Хархордина, который в ней доходчиво объясняет аутентичный смысл малопонятного сегодня термина «республика«. А он, переводимый обычно как «общее дело», что в известной степени правильно, строго этимологически и буквально означает не только «дело» «публики», но и конкретно «вещь» (res) публики.

Что же это за вещь? Это то, что публика воспринимает как что-то осязаемо свое, раз, и что также является инфраструктурой республики, республиканизма, два.

Если мы посмотрим на события в Ебурге под этим углом, то увидим, что в отличие от мусорных протестов это не люди вышли бороться за то, без чего обречены умирать (экология), но publica, активная часть горожан, вышла бороться за то, что она воспринимает как свое res.

Это уже совершенно другой уровень развития протеста, и хотя по причинам, о которых я писал ранее, я сомневаюсь, что в данном случае он будет успешен, тем не менее можно поставить вопрос о задачах его второго этапа. А именно задаться вопросом — для этих активных и сознательных людей, вышедших на эти протесты, в существующей системе координат достаточно ли будет, если они сумеют сохранить сквер как просто место прогулок и отдыха? Конечно, это показало бы, что тираны считаются с их элементарными правами, но изменило бы это их положение в целом?

Нет, потому что для этого требуется превращение вещи публики в инфраструктуру республиканизма, а именно появление пространства, в котором могут генерироваться его повестка и инициативы.

Но вернемся в 2012 год. Когда возник Оккупай-Абай, я писал, что формирующийся в России неосоветский режим не может позволить существование хотя бы маленького неподвластного ему клочка земли в стране, будь то стихийно разбитый парк на Чистых Прудах или организованный Гайд-Парк, создание которого вместо него тогда предлагалось в качестве компромисса. Не может, потому что он начнет подрывать фундамент этой системы, которым является ее гомогенность.

И ровно по этой причине публика, граждане и развитие республиканизма в стране нуждаются в появлении таких вещей и такой инфраструктуры как гайд-парки, они же свободные городские площади (майданы), где могут свободно собираться, выступать и дискутировать граждане, не прячась в интернете, откуда их тоже уже выковыривает власть за публикации и перепосты.

И выполнение этой задачи является не просто условием изменения власти, которое произойдет тогда, когда вспыхнут такие майданы, которые нельзя будет разогнать — она является более важной и долгосрочной, так как подобные майданы не должны исчезнуть и после этого изменения, превратившись в инфраструктуру республиканизма в виде свободных городских пространств и советов (ассамблей) граждан, параллельных политическому партийному представительству.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*