Доисследовал по SNP свою мужскую ДНК-линию. Нельзя сказать, что окончательно, потому что новые SNP на деревьях гаплогрупп появляются постоянно, а потому заказ анализов по обновлениям это что-то вроде покупки каждой новой модели IPhone — процесс почти бесконечный и в большинстве случаев вряд ли имеющий смысл, в моем — так точно.

Собственно, я хотел остановиться уже на предыдущем уровне SNP, так как с точки зрения общей ДНК-генеалогии его данные давали мне вполне достаточную на тот момент информацию. Да и за последние годы попгенетика стала для меня чем-то вроде игрушки, к которой, нет, не то чтобы полностью утрачен интерес, но которую, наигравшись с ней, просто положили в коробку со многими другими игрушками. Причины тому, наверное, и чисто психологические, так как для меня в отличие от некоторых моих коллег ДНК-исследования никогда не были профессиональным занятием, но и вполне объективные — я помню как именно на период моего интереса к этой теме пришлась масса научных открытий и новых интересных материалов, тогда как за последнее время уже давно не припоминаю по ней ничего революционного.

Поэтому на последний анализ я решился по соображениям… скорее религиозным или, если угодно, этическим. По той причине, что в контексте обсуждения темы древнерусского этногенеза в таком его аспекте как соотношение варягов-русов и туземных славянских и балтских племен и того, кто из современных русских от кого из них происходит, после одной своей реплики я задумался, что могу попасть под хадис: «Тот, кто заявляет о своей принадлежности к народу, с людьми которого у него нет родственных связей, пусть готовится занять свое место в Огне». Конечно, от такого можно уберечься просто избегая соотносить свое происхождение с теми или иными древними племенами, как в общем-то делают 99% современных людей. Но в моем случае я осознавал, что внести если не полную, то решающую ясность в этот вопрос мне требуется не так уж много усилий, а точнее денег, и потому нехотя сделал новый заказ.

Но — для тех, кто не в курсе — обо всем по порядку.

Мое самое первое знакомство с темой генетических тестов началось летом 2015 года, когда я заказал на FTDNA самый простенький и дешевый популяционный тест — Family finder. Он дал в общем-то абсолютно предказуемые, учитывая семейную генеалогию, результаты, в ходе обсуждения которых меня стали подвигать заказать анализ уже на гаплогруппы. Видя мою нерешимость, мой татарский френд Марат Девлет-Кильде сделал мне подарок и оплатил анализ базовой гаплогруппы (Y 37).

Через пару месяцев пришел результат — гаплогруппа N1c, по современной классификации — N1a. Ну, чтобы было понятно, что это дает для тех, кто не в курсе, при ее происхождении примерно 10 000 лет назад в северной Азии, разброс ее нынешних, разросшихся и отпочковавшихся друг от друга за это время ветвей — от скандинавов на крайнем Западе до китайцев на крайнем Востоке с охватом в промежутке всей палитры североевразийских народов — балтийских, поволжских, уральских, сибирских и Крайнего Севера. Иначе говоря, для конкретного человека — «на деревню дедушке».

Чтобы как-то сузить эту бескрайнюю географию, надо было заказывать анализ SNP, позволяющий определить, к каким именно кустам и ветвям относились конкретно мои праотцы. Так как полученные общие 37 маркеров (STR) с высокой вероятностью позволяли предположить, что искать надо среди европейских ветвей, знающие люди посоветовали мне рискнуть заказать анализ двух SNP: CTS10082, распространенный у многих фино-угорских народов и L550, распространенный у балто-фено-сканов, что я и сделал той же осенью.

CTS10082 была отклонена, L550 подтверждена. Учитывая то, что моя мужская ветка уходит в Смоленщину, прилегающую к Балтике и входившую в Великое Княжество Литовское, концы сходились с концами, и я надолго закрыл для себя этот вопрос.

Однако в последние месяцы, копая тему взаимоотношений варягов с туземными балтскими племенами, я чувствовал потребность понять, куда же уходят корни моих праотцов. При этом, хочу подчеркнуть — принципиально я не видел в этом никакой разницы. Хотя бы потому что, в конце концов пришедшие к местным балтам и славянам варяги растворились в этих племенах, которые и составили демографическую, популяционную основу западной части будущей великорусской народности. То есть, в итоге все этнические русские, в зависимости от ареала их происхождения — это потомки в первую очередь или кривичей, или вятичей, или мери и голяди и т.п., а потому варяжское проихождение в данном случае может означать только тонкую линию, запечатанную в прямой, не затрагиваемой наложением мужских и женских ген, Y-ДНК. Но понять, какова же эта тонкая линия моих праотцов все же хотелось.

Выбрал для этого я пакет SNP для европейской ветки N1a — VL29 немецкой компании YSEQ, которую рекомендую всем, кто хочет исследовать свои прямые линии максимально экономно. Ну и, понеслось.

Первый значимый результат — отклонение SNP Рюрикидов — Y4341. Ну ладно, не очень-то и хотелось 🙂

Зато была подтверждена L1025, от которой открывался путь на наиболее распространенную у русских, белорусских и прибалтийских обладателей этой ветви этой гаплогруппу M2783.

Почему так, рассказывает статья на англоязычном генетическом сайте Eupedia о данной гаплогруппе: «The phylogeny of N1c1 shows that the split between Balto-Finnic and Uralic (including Ugric) peoples took place around 4400 years ago, downstream of the L1026 mutation, almost exactly at the start of the Kiukainen culture. The Uralic branch (Z1934) formed first, around 4200 years ago, followed by the Ugric branch (Y13850) and eventually the Balto-Finnic branch (VL29) 3600 years ago. The latter immediately split between the Chudes (CTS9976), to the east, and the Balto-Finns (L550) to the west. The Fennoscandians (Y4706) and Balts (M2783) bifurcated around 2600 years ago«. То есть, сперва выделилась уральская ветвь, потом угорская, потом, примерно 3600 лет назад балто-финская, потом в ней выделились условные чудь (фино-угры) и балты, а потом внутри них разошлись собственно балты (южные) и феносканы.

Однако M2783 у меня была отклонена, а подтверждена Y4706. Далее пошел анализ ветвей внутри нее.

Подветвь Y4708 с ее веточками, где в основном сидят финны, тоже была отклонена.

Далее, была отклонена ветка, где кучкуются поляки — BY-21893

Ну и в конце концов, меня поместили в недифференцированную Y4706. В каталоге Yfull в ней пока сидят только шведы.

На Haplotree вместе с двумя шведами сидит даже один англичанин, скорее всего, потомок норманнов.

Поиск в русском интернете выдал одного русского с Y4706, корнями с русского Севера.

Итак, пора закругляться. Наиболее распространена прямая ветвь моих праотцов, сформировавшаяся примерно 2500 лет назад, именно у скандинавов, обычно — шведов. Как ее носители оказались в России, среди будущих русских — тут возможны две версии. Одна, что приплыли вместе с варягами. Другую мне озвучил Владимир Геннадьевич Волков, один из экспертов по нашей гаплогруппе — что это будущие шведы отпочковались от моей предковой ветви, уйдя далее в Скандинавию, тогда как мои праотцы были из древнего населения Новгорода и Пскова, куда потом часть этих сородичей в любом случае обратно вернулась с викингами.

Так что, на основании имеющихся данных утверждать однозначно, кем были мои праотцы, невозможно. Зато понятно, кем они не были — ни исходными балтами, ни исходными финнами. И можно говорить о том, что они были либо скандинавами, либо частью той предковой популяции, локализованной на северо-западе России, от которой часть этих будущих скандинавов отпочковалась.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*