«Я тебе один умный вещь скажу, ты только не обижайся» или попытка концептуализации происходящего с Арменией.

Серьезной и в ряде случаев очень дорогостоящей ошибкой романтических националистов часто является идея этнонационального континуитета, то есть, непонимание разницы между историей и реалиями модерных наций и этнических или этноконфессиональных сообществ, продолжением которых они себя считают.

В реальности же переход из традиционного сообщества в модерное, то есть, в современную нацию — это очень сложный и в ряде случае рискованный процесс, который далеко не всегда проходит без потерь, если вообще проходит.

Так вот, в случае с армянами надо понимать, что Древняя Армения, средневековые армяне и проект армянской политической нации, претендующей включать в свою историю всех их, это на самом деле три разные истории.

И что у первого со вторым и третьим общая разве что легендарная история, оставшаяся в прошлом, на котором настоящего и будущего не построишь.

Далее, если брать армян до начала третьего этапа, они были довольно успешным диаспорным этноконфессиональным сообществом или в терминах османской правовой системы, миллетом, опирающимся на свои духовенство и буржуазию.

Это сообщество к концу XIX века было одним из коммерческих гегемонов всей Османской империи, компактно проживая в ее восточной части, имело мощные позиции и присутствие в Российской империи, в частности, в Тифлисской и Бакинской и Елисаветпольской губерниях, то есть, на территориях нынешней Грузии и Азербайджана, чьи нынешние столицы были крупными центрами армянства.

И вот, романтики-националисты решили из этого сообщества сделать модерную политическую нацию, живущую в одном государстве, границы которого они решили построить на основе его древней легендарной истории.

Итог, даже уже к началу XX века был весьма печален — полная потеря позиций в Османской империи, превратившейся в Турцию, потеря территории своего компактного проживания в ее восточной части, огромные людские потери и психологическая травма. То, что армянским националистам удалось закрепиться в границах нынешней Республики Армения, возникшей на территории Эриванского ханства, они в такой ситуации восприняли не как удачу, как сделали бы реалисты и прагматики, а как предательство, сговор и т.д. как типичные романтики.

Возникла новая травма, усиленная культом геноцида, бесспорно, не на пустом месте. Но выводы из всего произошедшего к концу XX века, когда представилась возможность запустить армянский националистический проект по новой, были сделаны совершенно неверные.

Так, к тому моменту армяне продолжали мощно присутствовать в Баку и Тбилиси и преобладать во многих районах Карабаха. И будь армянские националисты прагматиками, сделавшими правильные выводы из недавней истории, а не винящими в ее трагедиях всех кроме себя, на этой базе можно было немалого добиться.

Если бы концепция национального развития строилась на базе: Малая Армения в ее имеющихся границах + армянские диаспоры, живущие за ее пределами как залог добрососедства с окружающими их народами.

Однако вместо этого они в очередной раз решили поиграть в восстановление Великой Армении.

На самом деле даже в моменте итоги были весьма спорными — да, удалось добыть Карабах, да ещё с прилегающими районами, но уже сразу в жертву этому было принесено сообщество бакинских армян, не только большее по численности, чем карабахское армянское население, но и с куда большим экономическим и культурным потенциалом.

Дальше — больше. Прошедших 26 лет было достаточно, чтобы понять, что ожидания от великоармянского проекта столкнулись с суровой реальностью, в которой армяне толпами покидали не только отжатый Карабах, но и саму Армению. Что вполне естественно, если признать — в своей массе армяне так и остались верны ментальности буржуазной диаспоры вместо реконкискадоров Великой Армении, в которых их захотели превратить дашнаки.

И все бы ничего, но вызов был брошен соседям с многократно превосходящими экономическими и демографическими ресурсами. С надеждой то ли на чудо, то ли на вечную поддержку внешних игроков, привлечением которой занялась армянская диаспора, в том числе в той же России, выдавая свой неприкрытый лоббизм за заботу о ее геополитических интересах, великой миссии и тд.

И вот, сегодня мы наблюдаем очередной провальный этап реализации негодного проекта, на выходе из которого потере им Карабаха может сопутствовать схлопывание влияния армянской диаспоры в России, где ее лоббизм сильно утомил многих.

Но даже по его итогам останется, что терять. Или не терять. А именно Армения в ее международно признанных границах — как точка сборки мировой армянской диаспоры, но такой сборки, при которой не диаспора работает на авантюрный великоармянский проект, противопоставляя его и себя соседям, но каждая из них выстраивает с ними прагматичные отношения, трезво оценивая свои потенциал и риски.

Итоги следующего этапа реализации армянского проекта зависят от того, будет ли в конце концов выбран этот, прагматический путь или продолжен тот, который уже надежно зарекомендовал себя как самоубийственный.

ПОДДЕРЖАТЬ АВТОРА СТАТЬИ:



Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*