Выступление Шахназарова, вызвавшее подгорание у армянских ястребов, в сочетании с его личностью сподвигают меня написать об одной теме, где моя личная рефлексия накладывается на теоретические этнополитические представления.

Что касается первой, я недавно решил взяться за написание своеобразной автобиогенеографии, в которой собираюсь подробно расписать о своем личном и семейном бэкграунде, его изучении и осмыслении мною. Пишу потихоньку, в редкое свободное время, так что не знаю, когда, если даст Бог, удастся ее завершить и издать.

Но кратко могу обозначить то, что непосредственно связано с серьезной этнополитической проблемой. Например, в осмыслении как своих русских корней, так и этно/социо-генеза русского народа и его проблем мне кардинально помог уход с уровня абстрактных русских на уровень конкретных русских, их земель, компонентов, из которых они складывались, социальных групп и т.д. Это помогло мне создать ту броню, об которую разбиваются нападки апологетов абстрактной русскости, выступающие от имени всех русских.

Теперь личный мостик от этой темы к выступлению Шахназарова, чтобы перейти уже к самой теме его выступления. Так как я достаточно четко выразил свою поддержку Азербайджану в этом вопросе, в дискуссиях мне приходилось слышать разное, в том числе, что «армянин смакует страдания армян». На это я отвечал, что, во-первых, я не смакую страдания армян, а объясняю им, что к ним ведет их самоубийственная политика, во-вторых, что попытки втащить меня в лагерь политического армянства на основании наличия у меня матери-армянки заведомо спекулятивны, так как никогда бы человека с русским отцом и фамилией Сидоров армяне бы не признали армянином.

Тем не менее, перед тем, как наконец перейти к выступлению Шахназарова, я завершу свою личную часть, чтобы было понятно, зачем я написал все, что написано выше. Дело в том, что чувство вины перед моими предками, в данном случае с материнской стороны, мне не получится внушить именно потому, что я знаю: а) своих реальных предков, б) историю с ними связанную.

А она такая, что конкретно мои предки с материнской стороны это не абстрактные армяне, а те армяне, которые жили в Баку и до этого в других местах Азербайджана. Так вот, эти люди жили своей жизнью до тех пор, пока армянские националисты Армении и Карабаха не стали качать тему с его передачей из Азербайджана в Армению, и не начали выгонять из Армении азербайджанцев, потому что я лично помню, что беженцы оттуда (т.н. «еразы») появились в Баку еще тогда, как мы там жили.

Если бы накануне начала этих событий у 200 тысяч армян, живших в Баку, и еще 100 тысяч живших в остальном Азербайджане, спросили — пусть все останется, как есть, или пусть Карабах с не более, чем 150 тысячами армянского населения присоединится к Армении, но они потеряют все, что имеют — что бы они ответили? Но проблема в том, что у них этого никто не спросил — их интересы и само существование их общности, которой уже больше нет, не глядя принесли в жертву проекту мини — Великой Армении Сюника и Арцаха. А к этому проекту не имели никакого отношения мои реальные предки или родственники, которых я знал, почти никто из которых, как и большинство бакинско-азербайджанских армян, не прижились в Армении, и уж тем более под этот проект и этот национальный миф не подписывался я, отвергающий мифы даже своего (отцовского) народа.

Так вот, если говорить о Шахназарове, то сильная сторона этого человека заключается в том, что он, во-первых, потомок рода армянских меликов (со)управлявших Карабахом, во-вторых, сын бакинского армянина, знающего историю этих людей. Поэтому его взгляд в данном случае это взгляд человека, прекрасно понимающего органическую связь Карабаха, а также армян, проживавших в этой стране, а не в Армении, с Азербайджаном.

При этом, именно в силу того, что он это понимает, то, о чем он говорит, куда больше соответствует интересам даже самой Республики Армения — в отличие от лунатических мечтаний о Великой Армении, которые начинают ставить под угрозу существование уже РА.

По хорошему, мирное решение, к которому призывает и Алиев, могло бы быть найдено, если бы Шахназаров или такой человек как он стал соруководителем автономного региона от армянской общины наряду с соруководителем от азербайджанской. А дальше уже включился бы боснийский сценарий, возможно, с привлечением международных миротворческих сил как гарантов демилитаризации, возврата беженцев и сосуществования двух общин. Конечно, все это в рамках Азербайджана и под его флагом.

Вот таким могло бы быть реальное мирное решение. Однако наблюдаемая мной реакция на выступление Шахназарова его великоармянски настроенных соплеменников говорит о том, что без военного разгрома этого проекта в Карабахе и его политического банкротства в самой Армении это едва ли возможно.

И чем быстрее этот проект обанкротится, тем лучше будет самим гражданам Армении, а также тем мирным армянам, которые захотят остаться в Карабахе, равно как и армянам в Джавахетии, которые пока еще не пошли по их граблям.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*