Силам, заинтересованным в исцелении армянского общества и превращении Армении из конфликтогенного для региона фактора в неотъемлемую часть пространства его сопроцветания и развития, важно оказать поддержку здравомыслящим армянским интеллектуалам

 

Поражение армянских сил в Карабахе, признанное армянским военно-политическим руководством, стало шоком для армянского общества. Но непохоже, что оно сейчас готово сделать из него правильные выводы – скорее наоборот. У этой проблемы глубокие корни, но одной из основных причин подобной неадекватности является доминирующее в армянских кругах отношение к тем редким представителям своего народа, которые предлагают ему лекарство от поразившей его болезни.

Во время информационных баталий в разгар войны самым известным таким человеком стал Карен Шахназаров, кстати, представитель рода армянских меликов Карабаха, призвавший своих соплеменников принять очевидную реальность – армяне в этом регионе смогут сохраниться, только признав над ним суверенитет Азербайджана, что пойдет на благо как их, так и самой Армении, которая получит возможность нормализовать отношения с соседями, а не жить в изоляции в обиде на весь мир. Шахназаров незамедлительно был объявлен предателем и врагом армянского народа, и одним из тех, кто его так назвал, стал ярый армянский милитарист из Москвы и российский медиа-магнат Арам Габрелянов.

А вот что он написал у себя на странице в фейсбуке через несколько дней после этого – о современном армянском историке Филиппе Экозьянце: «Запомните этого ублюдка! В списке предателей нации он под первым номером!!! Живет в Харькове! О том, что он предатель нации, должны знать все, в первую очередь его родственники до седьмого колена!». После чего на крайне корректное обращение к нему как к «брату» со стороны Экозьянца, написавшего, что предателем армянского народа является не он, а те, кто обрекают его своей идеологией и политикой на страдания, российский медиамагнат Габрелянов ответил: «Какой я тебе брат, я твой враг. Почитай про Операцию Немезис и поймешь, что тебя ждет!»

Что такое операция «Немезис» хорошо известно – это убийство армянскими боевиками османских и азербайджанских государственных деятелей, обвиненных ими в уничтожении армянского населения, а также нескольких армян, обвиненных в пособничестве им. То есть Габрелянов прямым текстом угрожает убийством, но только не человеку, которого можно было бы обвинить в геноциде армян, и даже не военному журналисту, желающему уничтожения военнослужащих противника, не тому, кто передал секреты армянской армии ее военному противнику или сделал что-то еще, что привело к реальным жертвам или потерям армян, а человеку, просто излагающему свои взгляды на историю армянского народа.

Чем же армянин Экозьянц заслужил честь быть названным «предателем нации под первым номером», подлежащим уничтожению? Нет, отнюдь не призывами к убийствам армян или их оправданием. Ничего такого он никогда не говорил, напротив, всегда выступал с миротворческих позиций и призывал к мирному сосуществованию армян и их соседей, осуждая любую вражду между ними. Однако при этом не пулей, не снарядом, а словом Экозьянц бьет в сердцевину исторического мифа, которым такие как Габрелянов программируют своих соплеменников на ненависть и смертельную вражду с соседями, прежде всего (хотя и не только) с турками и азербайджанцами.

Представление об их истории, которое навязывают армянам эти круги, незатейливо и может быть описано в нескольких тезисах: «С незапамятных времен на территории между Черным, Каспийским и Средиземным морями существовали грандиозное государство и населявший его народ – Армения и армяне. В средние века они были сокрушены и порабощены дикими, кровожадными варварами-кочевниками, пришедшими на Кавказ и в Малую Азию из Алтая и Средней Азии – турками-сельджуками. Много веков армяне стонали под их игом, кульминацией которого стал так называемый геноцид армян в 1915 году, истребление то ли одного, то ли пяти миллиона их представителей и их изгнание с большей части исторической территории Армении, которая стала Восточной Турцией.

При этом большевики, вступившие в сговор с Мустафой Кемалем, отдали не только эти земли Турции, но и передали Карабах (Арцах) Азербайджану, как и Джавахетию (Джавахк) Грузии. В 90-х годах XX века армянскому народу удалось частично восстановить историческую справедливость, вернув себе Карабах. Однако его многовековые ненавистники вместо того, чтобы покаяться перед ним за геноцид и вернуть ему присвоенные ими земли, снова хотят истребить его с лица земли, используя для этого перебрасываемых из Сирии террористов «Аль-Каиды». Сейчас армянский народ снова предали, поэтому ему необходимо сплотиться, наказать предателей и взять реванш за поражение, которое он потерпел».

Для тех, кто воспринимает изложенное выше как неоспоримую догму, армянин Экозьянц, конечно, предатель и враг, посягающий на святое. Ведь он утверждает совсем другое: «Древняя история на глубину тысячелетий – это слишком зыбкая почва, чтобы опираться на нее в наши дни – для любых народов в принципе и для армян в частности. В то время как этническая принадлежность государств и населения, относимых армянскими историками к Великой Армении, далеко неочевидна и оспорима, у народа, который сам себя называл и называет «хайским» и стал называться армянским только с XVI–XVII вв. с подачи европейских хронистов и церковных миссионеров, существует куда более очевидная история последних веков.

Генетически и ментально этот народ относится к тому же кругу народов, что и его ближайшие соседи, выделяясь из них главным образом по конфессиональному признаку – принадлежностью к армяно-григорианской церкви. Эта конфессиональная община, подобно другим конфессиональным общинам – миллетам, имела в составе Османского государства широкую автономию, а многие ее представители были в нем успешными ремесленниками и торговцами, врачами и архитекторами, дипломатами и полководцами. Мирному существованию армянской общины в Османском государстве положили конец связанные с масонством армянские националисты, начавшие террор как против османских государственных деятелей, так и против мирного мусульманского населения, что вылилось в события, до середины XX века называвшиеся самими армянами «Великой Бедой».

С этого момента идеологическую власть над хайским народом захватили силы, которые вместо его примирения и сосуществования с соседними и родственными ему народами, подобно тому, как народы Европы преодолели лежащие между ними обиды и реки крови, прививают ему комплексы обиды, реванша, ненависти, исторических и территориальных претензий, обрекая его на одни беды за другими».

А теперь попытаемся понять, за что Габрелянов призывает к убийству носителя подобных взглядов. Ведь Экозьянц озвучивает такие представления об истории, которые в той или иной степени господствуют в интеллектуальных кругах современных европейских народов под названием «конструктивизм». Согласно им, все известные нам сегодня народы, хотя и имели тех или иных предков в древности, но сами являются относительно недавними «конструктами», сформированными в последние несколько веков (а то и десятилетий). Впрочем, вряд ли публичный апологет политического террора Габрелянов недвусмысленно угрожает Экозьянцу убийством только за его взгляды на прошлое армяно-хайского народа. Куда опаснее для него и таких как он те практические выводы, которые с неизбежностью следуют из них. А они действительно очевидны.

В Османском государстве представители армянской общины занимали видные позиции в жизни страны и были значительной частью населения современной Восточной Турции. Выиграл или проиграл армянский народ от того, что экстремистски настроенная горстка его представителей развязала войну против его государства и соседей?

Далее, по итогам этих трагических событий, потеряв множество своих сынов и дочерей, а также земли своего компактного проживания в Восточной Анатолии, армянский народ обрел свою национальную республику на Южном Кавказе. Несмотря на то, что армянские ультранационалисты считают ее границы несправедливыми, само создание армянской республики стало возможно только благодаря удачному стечению обстоятельств, прежде всего, в виде союза советской России и кемалистской Турции, а также согласия Азербайджанской республики передать территорию Эриванского ханства для создания на ней Армянской республики. В итоге армянский народ как получил свою национальную республику, так и продолжил компактно проживать на территории соседних республик – в Грузии, а также в Азербайджане, в котором крупным центром проживания армян помимо Карабаха (порядка 145 тысяч человек) был сам Баку (порядка 200 тысяч человек).

Следующий вопрос – в результате войны, начавшейся из-за требований армянских националистов совершить передел границ и вылившейся во взаимные этнические чистки, выиграл или проиграл армянский народ, установив полный контроль над Карабахом и прилегающими к нему 7 районами Азербайджана, но при этом лишившись процветающей 200-тысячной армянской общины в Баку? Куда исчезла уникальная этнокультурная общность бакинских армян и почему только абсолютное меньшинство из них сумело прижиться в Армении, тогда как подавляющее большинство не захотело в ней жить? Выиграли ли от реализации этого сценария армяне Карабаха и самой Армении, население которых за послевоенный период сократилось с 3,6 миллионов до примерно 3 миллионов человек, то есть, примерно на 17%?

И наконец, наши дни. В 2018 году в Армении произошла демократическая революция, свергнувшая коррупционный клан карабахских милитаристов. Перед Арменией открывались перспективы европейских реформ по грузинскому сценарию, которые ЕС мог и поддержать, и оценить посредством предоставления в будущем ее гражданам безвизового режима, внедрения совместных проектов, программ и т.п. Это требовало если не моментального мирного урегулирования карабахской проблемы, то, по крайней мере, активизации поиска соответствующих решений, на которые, по словам азербайджанского президента, он возлагал надежды в связи с приходом к власти в Армении гражданского реформатора, не связанного с военными ястребами. Именно такая политика в свое время позволила добиться целей проевропейской революции в Сербии, движущие силы которой отказались от великосербского авантюризма режима Милошевича и отдали предпочтение внутренним реформам и сближению с ЕС.

Однако вместо этого Никол Пашинян решил доказать, что он не меньший великоармянский националист, чем его политические противники, пойдя на эскалацию конфликта с Азербайджаном, начиная с заявления, что «Карабах – это Армения и точка», и заканчивая публичным завозом в Карабах сирийских армян и решением о проведении инаугурации президента самопровозглашенной «НКР» не в Ханкенди, как это всегда было, а в символически значимой для азербайджанцев Шуше.

Что же в итоге получили Пашинян и Армения? Они заключили с Азербайджаном такой договор, который могли бы заключить в результате мирных переговоров, но вместо этого сделали это ценой тысяч жертв, поражения и попадания в абсолютную зависимость от России, от которой хотели оторваться во время своей Бархатной революции. При этом армянский истеблишмент сделал все, чтобы сжечь мосты в отношениях не только с сильнейшей соседней державой, но и членом НАТО — Турцией, без согласия которой принятие Армении в эту организацию будет невозможно.

Также были испорчены отношения с проевропейской христианской Грузией, против которой великоармянские националисты развязали информационную войну. И если поначалу это можно было списать на глупость отдельных армянских медиа-активистов, то размещение на личной странице в фейсбуке самого Пашиняна фото митинга под армянскими флагами в грузинской Джавахетии, на которую также претендуют великоармянские националисты, стало уже почти официальным вызовом Грузии.

Но причем тут Экозьянц? Дело в том, что он один из немногих среди армян, кто публично заявляет, что корни всей этой самоубийственной политики последних полутора столетий надо искать в неадекватном взгляде мейнстримных армянских националистов на историю своего народа. Это, конечно, радикальная постановка вопроса, принять которую в обозримой перспективе вряд ли согласится большинство армян.

Тем не менее, это не значит, что не нужно стремиться открывать армянскому народу глаза на его проблемы и положение и предлагать разумную альтернативу той политике, заложником которой он стал.

Немецкому народу, чтобы избавиться от непомерных амбиций, потребовалось пройти через поражение в двух мировых войнах, последнее из которых сопровождалось полным разгромом и демонтажом нацизма. Однако оно не дало бы эффекта, если бы не ответственная и долгое время непопулярная работа немецких интеллектуалов по переосмыслению национальных мифов и заблуждений, поддержанная заинтересованными в мирной Германии странами Запада.

Угрозы армянского ястреба Габрелянова в адрес армянского аналога таких немецких интеллектуалов, указывающих своему народу как на его проблемы в прошлом, так и на лучшую для него альтернативу в будущем в виде исторического примирения и сотрудничества с соседними народами, демонстрируют, что именно в них современные адепты «Великой Армении» видят главную угрозу для себя. Тем важнее силам, которые заинтересованы в исцелении армянского общества и превращении Армении из конфликтогенного для региона фактора в неотъемлемую часть пространства его развития и сопроцветания, оказать поддержку тем здравомыслящим армянским интеллектуалам, которые могут указать своему народу выход из тупика под названием «Великая Армения».

Опубликовано на trtrussian.com


Что касается происходящего сейчас в Армении. (11.11.20)

Армянские ястребы обвиняют Пашиняна в сдаче территорий, хотя объективно его преступление заключается скорее в том, что он признал их потерю по итогам войны, имея возможность решить вопрос на таких же условиях миром.

С другой стороны, неадекватный настрой армянского общества сейчас убедительно демонстрирует, что без такого поражения оно бы подобные уступки не приняло тем более. В нынешней же ситуации любому вменяемому человеку должно быть очевидно, что достигнутый компромисс — это максимум того, что могли получить армяне, и объективно даже сохранение армянского анклава в Карабахе, да ещё и связанного с Арменией это для них очень неплохо.

Дальнейшее уже зависит от стратегического выбора армян.

Курс на примирение с соседями позволит им сохранить этот анклав, постепенно интегрировав его в состав Азербайджана на правах той или иной автономии, и начать взаимовыгодное сотрудничество с соседями. Что было бы крайне разумно, учитывая, что может наступить момент, когда Россия больше не захочет / не сможет гарантировать существование всех этих непризнанных анклавов на постсоветском пространстве.

Напротив, курс на окапывание и подготовку реванша, которого сейчас требуют армянские ястребы, будет чреват не только военной ликвидацией этого анклава в будущем, но и демонтажом самой армянской государственности или ее серьёзным территориальным усечением.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*