Показательна в этом плане политика «ура-патриотического» канала с говорящим названием «Царьград ТВ», содержащим в себе отсылку к идее «возвращения» России Царьграда-Константинополя, то есть нынешнего Стамбула. Если «пантюркистские козни» даже в виде откровенных фантазий о таковых на нем нещадно разоблачаются, то к вполне реальному проникновению в Россию китайцев «патриоты» куда более благосклонны. Так, они опубликовали «аналитические статьи», убеждающие россиян, что им не надо особо беспокоиться о скупке китайцами ни русской земли, ни русского леса. И если так себя ведут провластные «ура-патриоты», что говорить о безыдейных государственных пропагандистах?

Пасть дракона

Там, где реальные угрозы замалчивают официальные «патриоты России», предпочитающие воевать с ветряными мельницами, о них пишут иностранные СМИ.

Например, в 2018 году русские журналисты британского BBC проехались по Дальнему Востоку, подняли земельные реестры, поговорили на местах с людьми и провели полноценное исследование скупки китайцами российской земли. Исследование проводилось в пяти субъектах Российской Федерации, граничащих с Китаем: Забайкальском, Хабаровском, Приморском краях, Амурской области и Еврейской автономной области (ЕАО).

По официальным данным, китайцы по состоянию на 2018 год владели всего лишь 16% дальневосточных сельхозхозяйственных земель или 350 тысячами гектаров из 2,2 млн. Однако даже губернатор ЕАО Александр Левинталь признался журналистам, что не менее 20% земель, записанных на россиян, также используют китайцы. Поэтому всего в ЕАО китайцам фактически принадлежит по разным подсчетам от 56% до 70% земель сельскохозяйственного назначения. В Амурской области, по приводившимся в исследовании оценкам, доля китайцев в региональном агрорынке составляла около 25%. При этом для работы на этих плантациях китайцы завозят своих соотечественников.

Фото: primpress.ru Others

Впрочем, в случае с землей можно утешать себя тем, что пока она находится под суверенитетом своего государства, ее всегда можно вернуть обратно. Правда, способ хозяйствования на земле многих китайских фермеров в виде использования отравляющих ее удобрений и химикатов, в любом случае не внушает оптимизма относительно ее перспектив. А вот варварски вырубаемые под поставки в Китай леса быстро не восстановить. Чтобы на месте вырубленного вырос новый хвойный лес, его нужно не только посадить, но и ухаживать за ним примерно 20 лет. Разумеется, никто этого не делает – вырубив одну лесную площадку, «китайские дровосеки» просто идут вглубь лесов, оставляя за собой голую землю.

Масштабы вырубки сибирских лесов под экспорт в Китай в цифрах даже сложно оценить, так как большая часть этого бизнеса находится в черной и серой зонах. Свидетельств с мест, в том числе и видео о рубке и вывозе деревьев в Китай в промышленных масштабах сегодня масса.

Экологический активист Павел Пашков предпринял попытку систематизировать эти сведения, проехав по лесным хозяйствам Сибири. По итогам своей экспедиции он снял фильм «Русская тайга», в котором содержатся кадры варварских вырубок лесов, беседы с очевидцами, рассказывающими о происходящем, и сведения о принадлежащих китайцам компаниях, работающих на этом рынке. Но возможности этого энтузиаста явно несопоставимы с возможностями серьезных расследовательских команд вроде ФБК. Поэтому систематизированные данные об основных цепочках вырубки и поставки лесов в Китай в публичном доступе отсутствуют. Что объяснимо — и сбор, и публикация таких сведений чреваты серьезными рисками и, кроме того, требуют серьезной финансовой, организационной и политической поддержки, в оказании которой пока никто не заинтересован. Напротив, регулярно проводящиеся медийные кампании по «разоблачению мифа о вырубке китайцами русских лесов» пытаются внушить россиянам мысль: «китайцы тут ни при чем, рубят сами русские».

Рубят в большинстве своем действительно россияне, но если из европейской части России на экспорт в Китай идет «только» четверть древоматериалов, то из азиатской едва ли не 100%. И экологические последствия этого процесса видны вооруженным глазом — снимки со спутников позволяют понять, как лесные в недавнем прошлом массивы Западной Сибири превращаются в заболоченные. В результате подобных процессов меняется не только флора, но и фауна — например, принято считать, что амурский тигр находится под угрозой исчезновения из-за браконьеров, но на сегодняшний день главную угрозу для него представляют не они, а именно вырубка лесов на экспорт в Китай.

Исчезновение природного своеобразия, складывавшегося в Сибири миллионы лет, сегодня стимулируется именно китайским влиянием. В июле 2020 года Владимир Путин подписал закон, позволяющий сплошные рубки леса вокруг Байкала, выведя тем самым эти участки из-под защиты ЮНЕСКО. При этом, несмотря на сопротивление местных жителей и экологов, активно лоббируется строительство у самого Байкала китайских предприятий, которые будут расфасовывать байкальскую воду по бутылкам и продавать ее в Китай.

Последствия данных проектов для экосистемы уникального озера не волнуют ни лоббирующие его власти, ни китайцев. Более того, в ответ на протесты против этих планов жителей Иркутской области, китайские СМИ решили напомнить россиянам, «чей Крым», то есть Байкал. Так на китайском аналитическом портале «Гуанча» в феврале 2019 года появился следующий пассаж: «Во времена Древнего Китая эти земли были «пастбищами Су У», сейчас же они известны под названием «голубые глаза» Сибири. Самое большое на Земле озеро Байкал тесно связано с китайским народом и по сей день».

Фото: ТАСС Others

И не поспоришь – озеро Байкал связывается с китайским народом чем дальше, тем больше. И не только вырубкой лесов вокруг него, которую по признанию члена Общественного совета Минприроды РФ Екатерины Удеревской осуществляют именно китайцы, и не только планами строительства заводов по производству бутилированной воды. Идет активное освоение окрестностей Байкала, как и многих населенных пунктов Сибири китайским туристическим бизнесом. Рестораны, кафе, гостиницы, отели, торговые комплексы массово продаются китайцам или строятся ими на специально приобретенной для этого земле, после чего уже обслуживают китайских туристов и коммерсантов. Как следствие, внутрироссийский туризм на Байкал или в Алтай носит экзотический характер, в то время как наплыв китайцев – массовый. «Зато Крым наш».

Впрочем, что говорить о Сибири, если китайские гетто обосновываются уже в западной части страны? Например, знаменитый Васильевский остров Санкт-Петербурга фактически превратился в полноценный чайна-таун. При этом те же самые российские СМИ, которые любят пугать своих зрителей и читателей турецкой экспансией в грузинской Аджарии, практически молчат об этом и подобных фактах. Кстати, хотя в Москве подобного китайского анклава пока нет, однако, по данным исследования «РБК – Недвижимость» от 2018 года, китайцы вышли на первое место по покупке и аренде недвижимости в столице из иностранцев после граждан СНГ, а сама Россия сегодня занимает шестое место среди иностранных государств, в которых китайцы покупают и арендуют недвижимость.

Молчание ягнят

В 2019 году произошла весьма показательная история. Один из журналистов «Независимой газеты», написавший для нее статью о замедлении темпов роста китайской экономики, получил от советника посольства Китая по прессе Гоу Юнхая письмо следующего содержания: «Ты врешь!!! Китайская экономика замедлилась???? А мы в прошлом году [показали] рост экономики больше 6%, а у вас какой рост???? Из китайской экономики Россия заразилась??? … Только ВВП одной провинции Гуандун намного больше, чем вся Россия. Где у нас социальное недовольство????» Под конец своего гневного отклика советник посольства Китая в России написал российскому журналисту следующее: «Категорически всерьез тебе скажу, тебе надо сразу удалить эту статью из сайта вашей газеты, а то ты будешь находиться в черном списке и тебя никогда не пропустят в Китай!».

Предание этой истории огласке рельефно высветило то, о чем говорили и до этого – в России, «вставшей с колен», неформально устанавливается китайская цензура в крупных СМИ. Для госканалов критика Китая и его политики уже давно является табу, а кремлевские пропагандисты, напротив, выступают как апологеты Китая, в том числе в вопросе «лагерей перевоспитания» мусульман-уйгуров. Но и на полунезависимые СМИ, как видно, оказывается беспардонное давление посредством подобных угроз включения в черные списки.

Фото: smitsmitty.livejournal.com Others

Но если есть «черные списки», то должны быть и «белые» – те медиа-ресурсы, которые целенаправленно продвигают китайскую повестку. С ними работает Медиакорпорация Китая – созданный в 2018 году аналог «России Сегодня», с которой они заключили официальное соглашение о сотрудничестве. В рамках него идет плановая публикация рекламных материалов о Китае в государственных СМИ, таких как «Российская газета», «РИА-Новости» и т.д. Наблюдатели отмечают роль в продвижении китайской «мягкой силы» в России «Института Конфуция». В последнее время стали поговаривать о небезвозмездном сотрудничестве с китайцами ряда модных телеграм-каналов — подобные предположения существуют в отношении «Китайской угрозы», «Китай — Николай Вавилов» и других.

Не случайность, а закономерность

Китаизация России в свете политического и экономического курса ее руководства должна не удивлять, а рассматриваться как закономерность. И это касается не только превращения Сибири и Дальнего Востока в сырьевой придаток Китая или проникновения китайского авангарда уже в европейскую Россию, но и попыток воплощения в ней китайских практик контроля над населением. Так, система распознания лиц внедряется в России китайской компанией CEIEC. Причем показательно, что в Поволжье, как это было выяснено в рамках исследования Idel.Реалий, внедрение таких технологий в Самарской области идет следом за организованным заходом в нее китайского капитала в рамках программы «Волга – Янцзы». То есть оправдывается предположение – сперва идут китайские инвестиции, а за ними идет «китайский порядок».

Все это, еще раз, глубоко закономерно. Ведь в экономическом отношении нынешняя Россия представляет собой слабое звено мировой экономики. Поэтому по мере углубляющегося разрыва с Западом и учитывая враждебные установки по отношению к Тюркскому миру, внушаемые «царьградской» пропагандой, единственной альтернативой для нынешней России остается Китай. И, конечно, не в качестве равноправного партнера.

Опубликовано на www.trtrussian.com