То, что развитие России и без всяких большевиков таило в себе риски для народов России в свете ее модернизации, урбанизации, раскрестьянивания, национализации и т.д., это очевидно.

Однако крайне важно понимать генезис т.н. ленинской национальной политики в виде признания национальных республик, которую мифологизируют как ее противники белоимперцы, так и некоторые ее наивные адепты.

Прежде всего, Ленин и большевики не были идейными сторонниками ни федерализации России, ни национальных автономий как таковых, причём как территориальных, так и культурных.
Эта мысль ясно выражена в работе Сталина «Марксизм и национальный вопрос» 1913 года, которую он писал по поручению Ленина и под руководством Богданова. Вся эта работа посвящена критике австромарксизма, который и выступал за национальные автономии и государство национальностей — то, против чего выступали большевики.

Неудивительно, что автономизацию бывшей Российской империи (Большой России) явочным путем, после Февральской революции начали именно австромарксисты — петлюровцы, мусаватисты, дашнаки и т.п., а также эсеры и их аналоги.

Автономизацию Малой России — будущей РСФСР/РФ начал Ахмет Заки Валиди, ориентированный на эсеров и имевший взгляды, аналогичные им. И первый союз Башкирской автономии был заключён тоже с эсерским Комучем, первым признавшим как ее, так и Алаш Орду.

Именно этот вектор, который у коллеги, похоже, ассоциируется с Керенским, фигурой достаточно проходной, и был как наиболее перспективным для нерусских народов России, так и представлял собой русскую национально-революционную альтернативу. Позже она была окончательно концептуализирована Борисом Савинковым и его Русским Политическим Комитетом в Варшаве.

При этом надо понимать, что проект Российской Демократической Федеративной Республики, который были готовы поддержать как русские эсеры, так и нерусские «австромарксисты» предполагал сохранение государства в границах Российской империи минус Финляндия и Польша, а не нынешней России. А при такой этнотерриториальной структуре у оформившихся национальных автономий как мусульманских народов бывшей империи (Туркестан, Кавказ, Волго-Урал), так и таких как Украина были бы серьезные возможности противостоять любым посягательствам на них.

Что же касается ленинской национальной политики в известной нам форме, то она родилась после того как Валиди пошёл на союз с Лениным и Сталиным из-за политики Колчака, распустившего (пост) Уфимскую директорию. Причём внутри РКП (б) была жесткая дискуссия по этому поводу и против автономизации и федерализации выступил ряд авторитетных большевиков.

Поэтому признание автономий для большевиков было отходом от их изначальной линии и вынужденной мерой — это надо понимать. На практике же они всячески пытались эти автономии сделать номинальными, хотя по идеологическим причинам уже не могли от них отказаться.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*