В пятницу, после дебатов, когда исход выборов был уже понятен до начала финального голосования, мой старый товарищ, который прибрел гражданство Украины и голосовал за Порошенко, пошутил: «На выборах президента Украины ты поддерживаешь тех кандидатов, которые всегда проигрывают».

Тут надо отметить, что на прошлых президентских выборах у меня не было ни особых симпатий, ни особых антипатий. Для меня было главным, что победил Майдан, угрозы реванша на выборах не было, все основные кандидаты фактически выступатели как выразители его повестки, поэтому, какого себе украинцы выберут завхоза, я считал непринципиальным.

А вот до того я действительно поддерживал проигравшего Ющенко, что знал мой старый товарищ, но мало кто кроме него — НОРМ тогда держался в стороне от политики, да и я не возглавлял его, поэтому, это было мое личное мнение, о котором знал относительно небольшой круг людей.

Так вот, Порошенко сегодня проиграл именно так, как тогда проиграл Ющенко. И, конечно, не потому, что его поддерживал я или что у меня «чутье на лузеров», а по тем же глубинным и серьезным причинам, по которым такие кандидаты обречены проигрывать в существующей системе координат. О чем я и хотел бы поговорить, как и о том, какие из этого следует сделать выводы.

Совершенно очевидно, что основной глубинный антагонизм в Украине имеет место между национальным и ватным электоратами и частями населения. Однако при этом ватный электорат — это рой, который будучи направляемым информационно-культурной матрицей «русского мира», выступает как единое целое. А вот национальный украинский электорат и в целом украинская стихия характеризуется разбродом и шатанием и может выступать консолидировано в демократическом формате лишь на коротком отрезке времени, как это было в начале первого майдана, чьим представителем стал Ющенко, или второго, чьим представителем стал Порошенко. После чего обращается во внутренние склоки и грызню.

Как следствие — к следующему туру борьбы он оказывается внутренне разобщенным, в то время как ватный и проватный электорат остается единым и своей поддержкой обеспечивает победу кандидату реванша, как это было с Януковичем, и как это произошло с Зеленским. И тут надо понять, что, конечно, ни Зеленский, ни Янукович не могли бы победить только за счет ватного электората — за них, особенно в этот раз, голосовала и часть электората национального, либо фактически работала на них своим саботажем национального кандидата. Однако разница в том, что если ватный электорат знает (или скорее даже чутьем понимает), чего он хочет и действует консолидировано, обеспечивая глубинно своему кандидату перевес, то значительная часть украинского электората характеризуется отсутствием такого понимания, из-за чего либо не поддерживает национального кандидата, либо прямо поддерживает его врага.

Это происходит потому, что помимо устойчивого ядра национального электората, которое примерно соответствует тем, кто на повторных выборах голосовал за Ющенко и Порошенко, его большинство составляют две другие категории.

Первая, основная — это инфантильные «малороссы», которые возлагают заоблачные и невыполнимые надежды на Майдан и его кандидатов, которые в свою очередь, что важно подчеркнуть, их безответственно делают своими лозунгами, а потом закономерно разочаровываются в том, что они не были достигнуты.

То есть, эти люди в принципе не против национальной Украины, но видят ее как идеальную страну с уровнем развития и благосостояния западной Европы или хотя бы Польши, а когда видят, что эта цель не достигнута, разочарованно заявляют: «Майдан стоял не за это».

Вторая категория — это национал-максималисты, которые в принципе понимают исторические задачи противостояния Украины ее главному врагу, но видя, что эксплуатирующая их власть борется за них непоследовательно или местами просто имитирует эту борьбу, разворачиваются против нее, что важно, даже когда видят, что реальной альтернативой этой власти станут не они, а силы, еще более от этой задачи далекие и нашпигованные теми, кому они ненавистны.

Итоги такой исторической социологии неутешительны — в силу характера и структуры украинских народа и общества украинская демократия, если понимать этот термин в современном общепринятом смысле, оказывается несовместима с задачами национально-государственного строительства и выживания Украины в противостоянии с агрессивным, консолидированным врагом.

Следствием победы Януковича в свое время стала тотальная ватизация силовых структур Украины, которые в час Икс целыми блоками переходили на сторону врага, в результате чего оказавшаяся перед необходимостью борьбы страна обнаружила, что просто не обладает для этого ресурсами.

Было бы наивно считать, что ныне последствия этого полностью изжиты — нет, и именно по этой причине реванш в принципе может повториться снова. Однако все же очевидно, что в результате революции и войны произошла значительная национализация армии и силовых структур Украины.

Патриоты в армии, спецслужбах, волонтерское движение в широком смысле — они сегодня у Украины есть, они стоят на пути у реванша, но, что им критически важно понять — на пути у реванша стоят только и именно они.

Надежд на украинскую демократию, украинский электорат, украинский политический класс в долгосрочной (как минимум среднесрочной) перспективе быть не может, как не может их быть и на его перевоспитание, ибо еще Липинским и Донцовым показано и историей последих десятилетий подтверждено, что этот электорат, эта стихия раз за разом воспроизводят одну и ту же модель поведения.

Поэтому, вывод из этого, мне кажется, очевиден — либо эта стихия в очередной раз похоронит проект Украина, либо ядро его сознательных носителей встанет у нее на пути, причем, не единоразово, но системно введет ее в определенные рамки и берега.

Чтобы не растекаться мысию по древу, сразу скажу, что в случае с Украиной наиболее оптимальным вариантом таких берегов может стать не отказ от демократической системы вообще, который по ряду очевидных причин сегодня невозможен, а установление системы ограниченной демократии.

По идеологическим причинам я противник этой системы на ее родине, но не могу не отметить, что примером подобной модели может быть турецкая, ограниченная армией республиканская система, существовавшая до ее упразднения Эрдоганом.

Иначе говоря, модель, при которой вопросы ценностного и стратегического порядка, как то вопросы мира и войны, во всех ее проявлениях и всем, что с этим связано, выводятся за скобки предвыборных и парламентских дискуссий, а гарантом этих установок становятся военные патриоты со всей разветвленной инфраструктурой (включая военно-производственную и военно-образовательную), выразителем голоса которых, решающим в этих вопросах (право вето и интервенции) становится некий Совет Национальной Обороны, формируемый этими же людьми.

При таком подходе дорогие избиратели могут до умопомрачения выбирать себе клоунов, хотя следует отметить, в рамках подобной системы эти клоуны все же будут вынуждены быть национальными, так как участие в выборах кандидатов, ставящих под сомнение стратегические позиции государства, должно быть исключено.

Понятное дело, что такая система не понравится в ЕС. А вы думаете, что с таким электоратом и таким политическим классом Украине светит ЕС? Да и что будет с тем ЕС после всех возможных аналогов брекситов и побед на выборах антиеэсовских популистов к моменту когда (и если) в него сможет вступить Украина, тоже большой вопрос.

Европа как таковая, взаимосвязи и соотрудничество с ней, никуда от Украины не денутся. Если будет она сама как украинская держава, а не Малороссия. Поэтому, надо правильно расставлять приоритеты и строить дом не с крыши, а с фундамента, которым явно не могут быть охлократия и олигархия.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*