Понимаю и эмоционально разделяю рессантимент украинских традиционалистов и консерваторов в отношении Скоропадского и его гетманата.

Однако анализируя еще раз события т.н. «гражданской войны» прошлого века, не так давно пересмотрел практическое отношение к нему.

Скоропадский это по сути аналог Колчака. Обе свергли казавшиеся (и бывшие во многом) неэффективными демократические правительства, установив свои диктатуры. И результат в обоих случаях был одинаковым.

Для примера можно сравнить это с действиями Маннергейма, которому та же публика в Финляндии мешала не меньше и руки у него с ней поступить аналогично, я уверен, чесались так же. Но он сумел удержаться от этого, добился мандата внутри конвенциональной политической структуры нации и успешно его реализовал.

Если смотреть на развитие событий с этой точки зрения, очевидно, что действия и Скоропадского, и Колчака подорвали единство антибольшевистских сил в их секторах. Можно ли было это единство организовать иным образом, не прибегая к захвату всей полноты власти, это, конечно, большой вопрос, ответа на который мы уже не получим. Но зато мы точно знаем, чем закончился захват власти ими.

Собственно, анализ этой ситуации сегодня нужен не для того, чтобы пнуть Скоропадского, а для того, чтобы выучить из этой истории уроки. Иногда именно вмешательство военных в политику является спасительным и необходимым для нации, и вполне возможно, что скоро это будет актуальным и для Украины. Однако такое вмешательство может быть эффективным, а может и нет.

Скоропадский, увы, является примером второго. Маннергейм или действия армии во второй половине XX века в Турции (с точки зрения защищаемых ей ценностей) — первого.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*