1. Хотя обречённость несостоявшейся американской революции стала очевидна уже после первого призыва Трампа к своим захватившим Капитолий сторонникам «быть мирными», историческое значение этих событий трудно переоценить.

Можно сравнить его с первым вторжением варваров в Рим, можно считать символом превращения США из североамериканской страны в южноамериканскую, суть так или иначе понятна — это конец той Американской республики, которую мы знали и ее переход в эру однопартийной диктатуры, сопротивления ей, растущего разделения американского общества до накала холодной гражданской войны, периодически выплёскивающейся в горячую, роста сепаратизма, перспективы военной диктатуры с целью сдерживания этих процессов. Символом открытия этой новой эры станет именно вчерашний захват Капитолия.

2. «Жил грешно и помер смешно» — это формула всей стремительной и бездарной карьеры Трампа как фейкового лидера американского «глубинного народа», оказавшегося в конфликте с американским «глубинным государством», конвергированным с глобалистским истеблишментом.

Сразу после избрания Трампа, которое само по себе казалось невероятным, было очевидно, что у него есть два пути. Первый — демонтаж прежней политической системы и установление своей диктатуры, то есть, путь соответствующих движений 20-40-х годов прошлого века. Второй — либертарианский, а именно использовать 4 года своего правления, чтобы максимально расширить сферу гражданских свобод и общинной автономии своих сторонников и создать полноценную инфраструктуру консервативной Америки, параллельную либеральной. Консервативные медиа, консервативный Голливуд, консервативные соцсети, консервативные колледжи и университеты, консервативные компании, развлекательные заведения — словом, параллельную консервативную Америку, максимально автономную и защищённую от посягательств на неё со стороны правительства.

Трамп не сделал ни того, ни другого, фактически потеряв 4 года в позиционных боях, метаниях, кадровой чехарде, при этом стратегически не усиливая, но ослабляя позиции лагеря своих сторонников.

3. Провал трампистской революции стал апофеозом его непоследовательной политики. У него была возможность либо не признавать своё поражение на выборах и идти до конца, опираясь на способных к этому людей, захвативших вчера во имя его Капитолий, либо достойно признать своё поражение и передать эстафету преемнику, как вариант, готовиться к новой избирательной кампании. Вместо этого он подставил своих сторонников, спровоцировав их на силовые действия, а потом, когда красная линия уже была пересечена, предал их.

4. Очевидно, что после произошедшего традиционный партийный консерватизм, организованный вокруг Республиканской партии, ждут разброд и шатания, а впоследствии фрагментация. В качестве реакции на трампизм США наиболее вероятно ожидает диктат Демократической партии, который не заморозит, а только подстегнёт социально-политический антагонизм. Результатом кризиса Республиканской партии скорее всего станет развитие антисистемных правых сил, и Трамп мог бы их возглавить, но после вчерашнего позора ему либо не дадут этого, либо же он будет только мешать им, превратившись в американского Жириновского. В свою очередь в холодно-горячей войне с радикализирующимися правыми будут все больше радикализироваться и левые, которые будут либо оказывать все большее давление на демократический истеблишмент, либо с какого-то момента вступят с ним в конфликт.

5. Как лидер глобального Западного мира США в результате всех этих событий могут стать полигоном и эпицентром глобальной гражданской дестабилизации и перезагрузки, говоря проще — гражданской войны.


 

В обсуждении записи о Трампе и Байдене оставили комментарий о том, что первый по определению не мог стать цезарем, потому что является не кшатрием, а вайшья по своей ментальности.

То, что Трамп это коммерс, а не политик было ясно изначально, как и то, что доверять такому человеку представительство консервативного проекта было безумием. Но в связи с темой его смены Байденом интересно другое.

Если вдуматься, как раз Байден это вполне себе кшатрий, как бы это ни покоробило сейчас тех, кто привык рассматривать кшатриев исключительно как людей с мечом или автоматом в руках. На самом же деле на вершине варны кшатриев находились те, кто не только и не столько воевали, сколько правили.

А Байден это как раз тот человек, который с детства учился править, большую часть своей жизни участвовал в правлении и боролся за то, чтобы править. С Трампом он в этом смысле соотносится как Чак Роадс и Боби Аксельрод из сериала «Миллиарды», первые сезоны которого как раз были про схватку людей власти и людей денег.

В каком-то смысле можно даже развить эту идею — профессиональный политик, который в США обычно имеет юридическое образование, в таком случае обладает качествами как кшатрия, так и брахмана, воплощая идею Эволы об интегральной правящей варне до ее разделения на эти две (правитель-философ Платона).

Конечно, все это с поправкой на инволюцию и фарсовый характер пост-современного мира. Тем не менее, и в нем архетипы и масть проявляют себя.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*